Святочные гадания и суеверные обычаи Олонецких карел.

Просмотров: 1165
Святочные гадания и суеверные обычаи Олонецких карел.


«Настали святки. То-то радость
Гадает ветряная младость….
Гадает старость сквозь очки
У гробовой своей доски».


Так охарактеризовал святочные гадания, как одно из живучих и до ныне суеверий, знаменитый наш русский поэт А. С. Пушкин.

Святочные гадания и суеверные обычаи Олонецких карел.


Обычай святочных гаданий, как на Руси, так в частности у карел, есть печальный остаток язычества, которое не имело истинного упования.

Связь современных святочных гаданий с древне-языческими несомненна. Так, например, святочные гадания растопленным воском напоминают языческое гаданье на воске, называвшееся «керомантией». Были также в древности и зеркалогадатели – «катоптроманты». Таким образом первоначальный источник многих теперешних святочных гаданий скрывается в седой языческой старине.

В самой природе человека таится стремление приподнять таинственную завесу будущего. Выражением такого стремления являются гадания. У всех европейских народов святки считаются с самых давних пор самым удобным временем для разного рода гаданий. Для русской же женщины не погадать о святках в старые добрые времена значило не видеть самих святок.

Гадают в святки не только в захолустных селах и деревнях, где еще можно встретить мрак народного невежества, но и во многих городах.

В каждой местности встречаются более или менее своеобразные способы гаданий, но я здесь поделюсь с читателями «Олонецкой Недели» с общеупотребительными и самыми распространенными среди Олонецких карел, имея целью показать при видимой их наивности нелепость.

По верованию карел, с неба в ночь на Рождество Христово сходит на землю «Сюнду», который странствует по земле до Крещения Господня, когда он опять (в ночь на Крещение) уходит на небо.

По представлению карел, «Сюнду» − существо живое, милостив к почитающим его и карающий злословящих его. В виду этого, говорят карелы, о святках нужно быть очень осторожным в словах о нем дабы не разгневать его, ибо он все слышит, где бы что ни говорилось о нем.

Чтобы почтить, как пришествие «Сюнду» на землю, так и отшествие его на небо, и заслужить его милость, у карел в обычае в рождественский и крещенский сочельники печь овсяные блины; при чем, по местам, в рождественский сочельник, чего не делают в крещенский, прилагают по блину на каждое стекло оконной рамы с вырезанным на середине блина крестом. Местами, блинам этим придается символическое значение «портянок», которые необходимы «Cюнду» на время странствования его по земле с Рождества до Крещения (блины в Рождественский сочельник), так как одетые на ноги пред уходом с неба на землю в пути износились; и взамен износившихся портянок, во время святочного странствования его по земле, на дорогу от земли на небо – новые (значение блинов в крещенский сочельник).

В знак большого почета и уважения к «Сюнду» самое время святок посвящено его имени – «сюннун лизан айгу».

Слово «Сюнду» происходит от глагола «Сюндуо» − «войти, поместиться», который у Повенецких карел имеет значение – «родиться». «Лапси сюндуи» − ребенок родился – долагают священнику Ребольские крестьяне.

Святочным гаданиям предается обыкновенно молодежь, а главным образом девицы гадают о своей судьбе, о суженом.

Вечером поздно, когда все в деревне засыпает, несколько девушек, прихватив иногда в компанию холостяка, идут на перекресток (дорога пересекается другой) дорог слушать «Сюнду». При чем кто-либо из них принимает на себя обязанности главного. Остановившись на перекрестке дорог, главный ставит, или велит стать в кружок, в кучку, лицом друг к другу, накидывает на головы их предусмотрительно взятую с собою скатерть, обходя кругом их, проводит сковородником черту по снегу, и совершив таким образом самое главное действие (молитвы творить не нужно) сам становится в очерченный круг, но головы под скатерть не полагает, и роль его теперь сводится к тому, чтобы наблюдать и сторожить слушающих «Сюнду» от «Сюнду». Слушать «Сюнду» без караульного, значит говорят карелы, оказывать пренебрежение к его могуществу, и сам «Сюнду» усматривает в этом искушение себя, а потому печальные результаты от этого для слушающих не замедлят сказаться. Как бы в подтверждение этого они рассказывают такой случай. «В один из святочных поздних вечеров четыре девушки одной деревни пошли слушать «Сюнду». Раньше этого они говорили, что от слушания «Сюнду» без караульного ничего худого для себя не может быть. Остановившись на перекрестке дорог, накинув на головы скатерть, они стали слушать. Чрез несколько минут каждой стал слышен шум, похожий на шелест сухого сена. Поделившись об этом шепотом (всякие разговоры запрещаются) друг с другом, и желая проверить слышанное, открылись, и к ужасу своему увидели, как по дороге катится копна сена и прямо на них. Очутившись в безвыходном положении, они всецело предоставили себя в руки видения. Утром рано по деревне пошли поиски, куда девались девушки, но найти нигде не удалось. Когда стало светло, то с одного дома пошли на озеро за водой. Идти нужно было мимо бани, которая накануне топилась. Молодуха зашла в баню, чтобы взять оставленную туда накануне оттаять от льда шайку. Открыв в баню дверь, она, увидя лежащих на полке девушек, крикнула от испуга «не своим голосом» и упала. Бывшая с ней другая побежала домой и рассказала о случившемся, что сделалось очень быстро достоянием всей деревни. Страх объял всех жителей деревни. Наконец, после долгих рассуждений и препирательств, кому идти первому, пошли гурьбой к бане. А молодуха к тому времени успела придти в себя и выйти из сеней бани на улицу. Народ, видя, что она жива и говорит, набрался храбрости зайти в самую баню. Там им пришлось привести в чувство лежащих на полке девушек, которые к счастью были еще живы. На расспросы о случившемся с ними, они не могли ничего сказать и объяснить. «После того, как нас объяла копна с сеном, мы ничего не помним» − говорили они. Вот, в заключение добавляют карелы, и ходи слушать «Сюнду» без караульного.

Слушать «Сюнду» ходят не на одни только перекрестки дорог. Слушают его у колодцев, у проруби, в бане и риге – при условии, если в них палили свинью, на церковном крыльце, причем нужно держаться за ручку дверей, у крестов на могиле, на сарае и в комнате. В последнем случае, слушают в ночь под Новый год, в большом углу, под столом, надев на шею себе хомут жеребца.

Очень рискованным, считается, слушать в риге; поэтому смельчаков на это почти не находится. По убеждению карел, в данном случае «Сюнду» приходит к дверям риги и вступает в разговор, задав три вопроса. Если ответишь на все поставленные тебе три вопроса, то он наградит тебя золотом и серебром, и откроет тебе твое будущее. И горе тебе, если не сумеешь дать ответа хотя бы на один из трех предложенных тебе вопросов. Отвечать нужно в форме вопросов. Первые два вопроса, какие имеет предложить «Сюнду», а также и ответы на них, фантазия карела выдумала, на третий вопрос ответ неизвестен. Вот самые вопросы-ответы:

1. «Сколько верст на небо? – вопрос. Ответ: «сосчитай, сколько шерстинок на левом боку у черной коровы, столько и верст».
2. «Сколько звёзд на небе?» – вопрос. Ответ: «считай, сколько у свиньи рогов».

У свиньи рогов нет; следовательно и счета нет. Так нет счета, в смысле числа, и звёздам.

Ходить слушать «Сюнду» нужно без креста на шее (нательного).

С какой стороны раздастся звук-говор, лай собаки, звон колокольчиков и т. п. – оттуда будет суженый. Если звук раздается неподалеку, то значит и девушка будет выдана замуж где-нибудь по близости, и наоборот, − отдаленный звук предвещает замужество далеко от своей деревни. Также девушки иногда рискуют дойти до церкви и слушают при церковных дверях пока им не почудится пение, которое бывает, по их разсказам, то разное свадебное, то заупокойное.

Довольно часто девушки украдкой ходят слушать под окна, или как выражаются карелы «Сануа аттамах» − брать слова, и по характеру разговоров в доме, веселому или скучному, заключают о своей будущей жизни замужем.

Очень распространено лить воск, олово, или свинец в воду, или сжигают бумажки и по образовавшимся отсюда фигурам гадают о том или другом.

Гаданья перед сном все сводятся к тому, чтобы увидеть во сне суженого; но существует вера, что суженый может явиться и наяву, стоит только сесть одной в комнату, налить в стакан воды, спустить туда кольцо (венчальное действительное), и смотреть в него, не мигая, не отрывая от него глаз и не осматриваясь по сторонам, или же пригласить суженого глядеться в зеркало. Последний способ гадания делается так. Девушка садится в комнате за стол, спиной к дверям в сени, пред зеркалом, освещенным одной или двумя свечами. Трижды выходит на крыльцо и в каждый раз приглашает суженого смотреться в зеркало, говоря:

1-й раз, причем становится на верхнюю ступень: «Суженый, ряженый, приходи сегодня со мною в зеркало смотреться».
2-й раз, (нужно встать на вторую ступень к низу): «Суженый, ряженый, приходи сегодня со мною в зеркало смотреться. Если сам не можешь, то приезжай на семи подводах, на семи водовозах».
3-й раз (нужно встать на третью ступень): «Суженый, ряженый, приходи сегодня и т. д., что и во 2-й раз слова, прибавив в самом конце к „на семи водовозах, коневым бревном пропихайся”.

Сказав вышеприведенные слова, девушка в 1-й и 2-й раз возвращается в комнату, садится перед зеркалом на несколько секунд и уходит, и только после третьего раза начинает окончательно смотреть в зеркало, ожидая появления суженого в дверь, которая оставляется немного открытою.

Чрез зеркало гадают и о том, сколько будет детей в браке. Этот способ гадания происходит так. «Курная изба. У иконы зажигается огарок церковной свечи. Гадающий открывает немного трубу печную, идет задом к двери, отворяет их немного каблуком сапога левой ноги, забирается на печь, ложится на спину, держа голову в висячем положении под устьем печки, берет в руки зеркало и смотрит в него неподвижно». Сколько огоньков покажется в зеркале, значит столько душ будет в его семье. Те же огоньки, которые покажутся и сряду потухнут, означают детей, которые, родившись, в младенчестве умрут.

Чтобы узнать, выйдет-ли девушка в этом году замуж, то, для этого собравшись несколько, каждая полагает зерно или маленький катышек хлеба на пол, образуя круг в который спускает петуха, и чье зерно клюнет «петя», та и выйдет замуж. Происходит это ночью при огне, когда сонный «петя» видит очень мало.

В обычае у карел печь в рождественский сочельник по четыре небольших хлебца – «пярпяччу». В течении святок хлебцы эти находятся на божнице. По окончании святок один хлебец полагают в семенную рожь, другой – в семенной овес, третий – в семенное жито (ячмень), а четвертый украдкой полагают в посеянное поле. Хлебцы в семенном хлебе хранятся до посева их. И тот, кто будет сеять, должен перед посевом съесть хлебец. Женщинам этих хлебцев есть нельзя. Значение – к урожаю.

Свящ. В. Никольский. Святочные гадания и суеверные обычаи Олонецких карел // Олонецкая неделя. 1916. № 1.

Карелия СССР

  • Обратная связь
  •  

Советская Карелия

kalarokka, lyhytpajo, АКССР, Авель Енукидзе, Александровский завод, Архип Перттунен, Беломорск, Беломорско-Балтийский канал, Березин Николай Ильич, Валаам, Великая губа, Видлица, Водла, Водлозеро, Вокнаволок, Вохтозеро, Гельсингфорс, Дмитрий Бубрих, Заонежье, Иван Фёдорович Правдин, Известия Архангельского Общества изучения Русского Севера, Ипатов Василий Макарович, Ирина Андреевна Федосова, К-ФССР, КАССР, КФССР, Калевала, Калевальский район, КарЦИК, Карелгранит, Карело-Финская ССР, Карельская АССР, Карельская Трудовая Коммуна, Карельские народные сказки, Карельский фронт, Каронегсоюз, Кемь, Кереть, Кестеньга, Кижи, Киндасово, Кирьяжский погост, Колхозойн Пуолэх, Кондопога, Кончезеро, Кончезерский завод, Корельский уезд, Кюлолакшский погост, Ладожское озеро, Лесков Николай, Лопские погосты, Лососинка, Лоухский район, Маннергейм, Мариинский канал, Марциальные воды, Маршруты по Карелии, Мегрега, Медвежьегорск, Михаил Калинин, Нюхча, Обонежье, Озеро Укшезеро, Олонец, Олонецкая губерния, Олонецкие губернские ведомости, Олонецкий край, Олонецкий уезд, Онего, Онежское озеро, Пертозеро, Петр I, Петр Алексеевич Борисов, Петр Мефодиевич Зайков, Петровский завод, Петроглифы Карелии, Петрозаводск, Петрозаводский уезд, Повенец, Повенецкий уезд, Подужемье, Приладожье, Пряжа, Пряжинский район, Пудож, Пудожский район, Пудожский уезд, Рокаччу, Сердоболь, Спасская губа, Тойво Антикайнен, Топозеро, Унелма Семеновна Конкка, Ухта, Ухтинская республика, Федор Глинка, Шуньга, Шуньгский район, Шюцкор, Эдвард Гюллинг, Элиас Лённрот, Юшкозеро, Ялмари Виртанен, белофинны, бычок-подкаменщик, валун карелия, варлаам керетский, вепсы, геология карелии, гражданская война в карелии, густера, елец, ерш, знаменитые люди карелии, изучение карельского языка, интервенция в карелии, кантеле, карелиды, карелия карелы, карело-финский эпос, карелы, карельская еда, карельская изба, карельская карта, карельская кухня рецепты, карельская национальная кухня, карельская письменность, карельская свадьба, карельская частушка, карельские грамоты, карельские диалекты, карельские загадки, карельские заклинания, карельские обряды, карельские пословицы, карельские предания, карельские причитания, карельские руны, карельские сказки, карельские суеверия, карельские традиции, карельские частушки, карельский крест, карельский фольклор, карельский язык, карельское поморье, кареляки, кемский уезд, коллективизация 1930, колюшка, корела, корюшка, лещ, ливвики, лопари, лосось, луда, людики, монастыри карелии, мурманская железная дорога, налим, наука карелия, одежда карел, озера Карелии, окунь, олонецкие заводы, олонецкий район, палия, плакальщица, плотва, поморы, причеть, раскулачивание 30 годов, река Суна, река Шуя, рекрутская песня, рунопевец, рунопевцы, русский фарфор, рыба в карелии, ряпушка, саамы, сиг, словарь карельского языка, староверы и старообрядцы, старокарельское блюдо, судак, сямозеро, туристические маршруты по карелии, уклея, финно угорские языки, финны, финская интервенция, финская оккупация, хариус, чудь, шунгит карелия, щука, язь, ёйги

Показать все теги

Популярное