От Свирского монастыря до истока реки Свири из озера Онега

Просмотров: 220
А З-го числа, во вторник, в 4-м часу пополудни, выехал из оных монастырей ( Троицкой и Александр-Свирский монастырь) , вместе с тамошним архимандритом Парфением, на его и на данных от господина Олонецкого исправника Тихона Ивановича Быкова обывательских лошадях, под провожданием нарочито им оставленного для меня канцеляриста Егора Васильева.

Отъехавши от монастыря лежащею к городу Ладьину Полю большою дорогою пять верст, от дороги в четырех верстах виден был погост Хондыши, в нем две деревянных церкви, 1-я — Сретению Господню, 2-я — Михаилу Архангелу, в коих отправляет службу один приходский священник. По переезде от монастыря шестнадцати верст на плоту, с большими из бревен сделанными веслами, переезжали реку Свирь. Проехавши от перевозу три, а от монастыря девятнадцать верст, в город Ладьино Поле приехали в восьмом часу. Во оном вновь строящемся городе одна деревянная церковь во имя святых апостол Петра и Павла. Оная церковь построена была первым российским императором Петром Великим; но как она за древностью к отправлению службы не способна, то на самом же том месте точно такая ж и с таковым же внутри и снаружи украшением в недавне построена новая.

Здесь Петром Великим для строения на берегу реки Свири военных кораблей, фрегатов и прочих судов [основано] адмиралтейство и доки, в котором и теперь строят всякие военные суда, кроме кораблей. Купечество и мещанство сего города для продажи не только иностранных, но даже и самых простых московских товаров, кроме мелочного, железного и медного, никаких не имеют; да и то очень мало; а которые купцы изрядный имеют капитал, те производят торг в Санкт-Петербурге и Петрозаводске, а мещане на выгонной городовой земле имеют хлебопашество и нанимаются в разные работы и сидельцы.

Отсель, побыв в церкви, по зву здешнего господина исправника Андрея Федоровича Мордвинова в 9-м часу, вместе с Свирским архимандритом поехал в состоящее от города в шести верстах господина Ивана Демьяновича Белича село Речки. Во оный день как до города, так и до села ехал все боровым и часто гористым местом, сначала небольшою дождевою, а к вечеру благополучною погодою, а в село Речки приехал в десять часов, где нашел Олонецкого наместничества уголовной палаты советника Марка Сидоровича Киселева, уголовных дел стряпчего Ивана Григорьевича Купреянова, Олонецкого егерского баталиона подпоручика Василья Афанасьевича Губкова, с коими пробыл здесь до полден другого дня, то есть среды четвертого числа. Во оном селе на Безымянной речке, впадающей в Свирь, санкт-петербургского купца Майданова пильный завод или мельница; в ней три анбара, каждый же анбар в сутки распиливает шестьдесят бревен, который тес вниз по реке Свири отправляют на больших судах в Санкт-Петербург.

Того ж четвертого числа, в среду, в час пополудни наперед из оного села отправил экипаж и четыре человека людей в данной от Ладьинопольского исправника Андрея Федоровича Мордвинова лодке, в которую переложа экипаж, ехали оне тою речкою от пильных мельниц до впадения ее в реку Свирь три версты, а потом поднялись вверх рекою Свирью. Проехавши Свирью две версты от села Речек сухим путем, в трех верстах на левом берегу реки в виду было две церкви деревянных, расстоянием одна от другой с полверсты; 1-я, старая — Рождеству Христову, назад тому лет с двадцать, за бывшею в ней дракою покровавлением крестьянина, от исправления службы запрещена, а вместо ее выстроена другая — Михаилу Архангелу, и назван погост Перхинский. От села Речек проехавши двадцать верст, в 10-м часу пристали Олонецкого уезда к деревне Середних Мандрогов, в которой должно им брать другое судно и гребцов, но крестьяне, будто за неприисканием судна, ночным временем не повезли. А 5-го числа, в чертверток, поутру часу в 6-м, для провозу моего экипажа и людей крестьяне наняли до деревни Усланки ехавшую туда с мукою сойму. Переехавши от Мандрогов пятнадцать верст, к деревне Усланки пристали в седьмом часу. А я из показанного села Речек вместе с архимандритом и со всеми бывшими там вышеписанными господами того ж 4-го числа в 6 часов пополудни поехал сухим путем в деревню Важни к надзирателю над Свирью средней части Александр Алексеевичу Козляинову.

Отъехавши от села Речек с версту, возле часовни все мы остановились, и Александр-Свирский архимандрит Парфе-ний, распрощавшись со мной, отсель поехал обратно в свой монастырь, а мы своим трактом; но, не доехавши до деревни Важни десяти верст, в 1-м часу пополуночи остановились для ужины в деревне Поречье. Здесь поужинавши, немного отдохнули, а 5-го числа, в четверток, в пять часов утра поехали, а к Александр Алексеевичу в деревню Важни приехали в 8-м часу. У него напившись чаю и откушавши, все ехавшие со мною господа и он, Козляинов, поехали показать мне пильные и железные заводы, до которых вниз по реке Свири пять верст. В 7-м часу пристали к деревне Усланки, в коей экипаж и люди меня дожидали. Во оной деревне на впадающей в Свирь речке Усланке в самом ее устье пильный завод санкт-петербургского аглицкого купца Тимофея Тимофеевича Рекса; в нем три пильных анбара, а четвертый в недавне сгорел; в каждом анбаре по два станка, в них бесперерывно день и ночь водою пилят тес; в сутки в одном анбаре распиливается от 70 до 80 бревен; сей тес, совсем очистивши, отправляют в июле до августа месяца к нему, Рексу, в Санкт-Петербург, на сделанных здесь галиотах, а от него уже в Англию, отколь и получает немалую сумму денег, а также и в России желающим продает. На оной же речке от пильного заводу в полверсты его ж, господина Рекса, железный завод; в нем три работающих водою анбара; при оном заводе железной руды нет, а производят новое железо из самых худых негодных никому железных обломков (которые сюда привозят из Санкт-Петербурга целыми галиотами), кои сплавливают в горну большими кусками и вытягивают самое хорошее новое железо большими и малыми штангами, и перерезывают оные на мелкие прутья, и из этого же железа
черное и белое делают листье и жесть, а также и самую чистую сталь, превосходящую аглицкую, ибо, как и данною мне пробою доказано, оная в преломленных частях гораздо мельче показывает состав, нежели аглицкая; равно же сему, делают и разные большие инструменты. В сем заводе всех оных железных дел главный мастер француз Франц Иванович Ретру-вей. По приезде сюда стал я с прочими приехавшими со мной господами у главного над обоими сими заводами от господина Рекса приказчика Андрея Юрьевича Балзера, санкт-петербургского ж аглицкого купца, который принял нас весьма ласково и угощал того ж часа, когда приехали, в сделанной возле железного заводу на высокой горке беседке, с пушечною, продолжавшеюся с перерывками более часа, пальбою. У него [пробыл] за рассматриванием заводов до полден другого дни.

А 6-го числа, в пятницу, после обеда Андрей Юрьевич дал мне до озера Онега или Вознесенской пристани свою лодку, на которой сделана была на скорую руку палуба; но за случившеюся сильною с большим громом, молнию и дождем грозою, во ожидании, поколь перестанет, принужден был остановиться. В 10-м часу гроза поутихла, остал маленький дождик, и я, нанявши гребцов и лоцмана с заплатою им каждому по три копейки за версту, поехал вместе с Александр Алексеевичем Козляиновым до деревни Важни, где он жительство имеет, а прочие господа, разом же со мною отвалив от берегу, поехали вниз рекою Свирью к городу Ладьину Полю. В 12 часов, отъехавши от Усланки пять верст, пристали к деревне Важни, стоящей напротив устья реки Важни, где она впадает в Свирь, в которой он, Козляинов, жительство имеет. Отсель, взявши других гребцов, поехал во 2-м часу пополуночи.

В субботу, 7-го числа, проехавши от Важни двенадцать верст, для перемены гребцов пристали к деревне Подпорожью, где в лодке напившись чаю, поехал в 8-м часу. В одиннадцать часов пристал к погосту Хавронскому, до которого от Подпорожья десять верст. Во оном погосте старая деревянная церковь Рождеству Иоанна Предтечи, в коей отслужив молебен, ходил смотреть вновь старанием тамошнего священника от мирского подаяния построенную Рождеству Христову деревянную ж церковь, коя еще не священа, а приготовлялись святить в прошедшем июне месяце 23-го числа. Во оном погосте взял других гребцов и лоцмана за ту же цену; отобедавши, поехал пополудни в первом часу. От погоста проехавши пять верст, в три часа для перемены же гребцов привалили к деревне Мятосовой и в том же часу из нее выехали. Проехавши от деревни Мятосовой 12 верст, для перемены же гребцов остановились пополудни в шестом часу возле погоста Пильма. Во оном погосте деревянная церковь Преображению Господню и Варламию Хутынскому. Здесь на впадающей в Свирь речке Пильне, в самом устье два пильных анбара или мельницы олонецкого купца Цо-тапа Терентьева Свисникова; в анбарах по два станка, один анбар распиливает в день от 60 до 65 бревен, и тес отправляют на больших барках в Санкт-Петербург и Олонец. Из оного погоста поехали в седьмом часу. Отсель проехав три версты, пристал к погосту Платяшну. Во оном погосте деревянная церковь Стретению Господню и Николаю Чудотворцу; строена при царе Алексее Михайловиче, чему по сей год минуло 140 лет. Здесь отслужив молебен и с тамошним священником напившись чаю и поужинавши, поехали в 10-м часу. Во оный день от Хаврон-ского до сего погоста, то есть, одиннадцать часов продолжался дождь, только без грому и молний.

Отъехавши от погоста Пильма 20 верст, в четыре часа утра, в воскресенье, 8-го числа в заговины перед Петровым постом, впадающею в реку Свирь рекою Ивиною пристали к состоящей над оною рекою деревне Миткиной, в которой последней части над Свирью господин смотритель секунд-майор Андрей Михайлович Косяков жительство имеет, у коего имел роздых. Напившись же с ним чаю, ходили сухим путем в погост Остре-чинский к обедне, до коего сухим путем две, а водою верст 6.

Оный погост положение свое имеет на ровном гористом месте, над речкою Остречинкою, впадающею в реку Ивину; в нем три деревянных церкви: 1-я — Рождеству Богородицы и Николаю Чудотворцу, строена весьма чудною снаружи архитектурою еще во время царствования Бориса Годунова; внутри она уже многократно переправлена и осевши в землю сажени с две; к удивлению ж моему, лес по поверхности земли, несмотря на древность до двух сот пятидесяти лет, еще здоров; 2-я — Покрову Пресвятыя Богородицы; оная строена при жизни Александр Свирского и им освящена; 3-я, внизу под колокольней — Фролу и Лавру, построена тому назад лет тридцать пять.

Во оном погосте отслушавши обедню и молебен, с ним же, господином смотрителем Андреем Михайловичем, от самых церквей в небольшой его лодке поехали в деревню Миткину вниз речкою Остречинкою и речкою Ивиною. По приезде ж с погоста у него обедал и, за бывшим немалым дождем, во ожидании поколь перестанет, отдыхал. По утишении ж дождя, напившись чаю, в начале 10-го часа поехал также с наемными переменными ж 4 гребцами и 5-м лоцманом, но уже с заплатою на версту каждому по две копейки, и провожал Андрей Михайлович до стоявших на реке Свири галиотов с грузом.

По выезде на реку Свирь был на галиоте, в котором везли из Петрозаводска в Санкт-Петербург большие чугунные пушки и разных сортов ядры; доброта чугуну в тех пушках и ядрах чрезвычайно меня удивила: гладкость и пропорции странных сих орудий великую доставляет честь господину Гасканию, агличанину и директору сей фабрике в городе Петрозаводске; на сем галиоте, с господином надзирателем Косяковым расставшись, поехал вверх же рекою Свирью к озеру Онегу.

Проехавши ж от деревни Миткиной три версты, в 11 часов для ужины и заговен, за неимением по близости жила10, пристал к пустой избе, в коей во время рыбной ловли живут рыбаки, где напившись чаю и поужинавши, поехал в последней четверти второго часа пополуночи. Проехавши от деревни Миткиной 10 верст, 9-го числа, в понедельник, в три часа утра остановился возле деревни Гак-Ручей, а от оной, по перемене гребцов, отвалили в половине 4-го часа. А в 8 часов для перемены ж гребцов пристал к погосту Иванков Остров, до которого от деревни Гак-Ручей 12 верст. Во оном погосте деревянная церковь Введению во Храм Богородицы и Николаю Чудотворцу. Из него, напившись в избе чаю, взявши других гребцов и лоцмана, выехал в десять часов.
Проехавши от оного погоста десять верст, в два часа пополудни привалили к деревне Княжь-Бара, в коей для обеда пристал в дом крестьянина Павла Якимова Вдовицина. Сей крестьянин живет довольно достаточно и дом имеет порядочный. Он собственным своим капиталом всякий год стро-
ит против своего дому от 4-х до 6 самых больших и середо-вых галиотов и, положив на них совсем исправную хорошую оснастку, прежде возит в них из Петрозаводска в Санкт-Петербург всякий тяжелый груз, как-то: пушки, ядры и прочее, за что получает с казны хорошую плату, ибо галиоты его поднимают большие от 12 до 16, а середние от 8 до 10 тысяч пудов, и, выручив он сею возкою без мала что не все свои издержанные на строение, оснастку и провоз деньги, потом продает их петербургским и иностранным купцам: большой галиот — от двух до четырех, середний — от полуторых до двух тысяч рублей, от которого промыслу и капитал хороший имеет. По показанию ж его, Вдовицина, находится от него верстах в 30 самая лучшая глина, годная для стеклянных фабрик, которую возит даже в Петербург, на фабрику светлейшего.11 Сверх же того, по его ж объявлению, имеется там самое большое количество песку самого лучшего для помянутых фабрик. Жалко, что никто не восхощет помочь сему голодному краю заведением стеклянных в сих местах фабрик. Вся Свирь чрезмерно бы могла обогатить неимущих ее жителей поташом, смолою, дегтем, угольем, железными рудами, обрабатыванием кож, а особливо пиловкою соснового лесу. Истечение Свири гораздо на все сии заведения способно, ибо вершины ее к Онегу по причине частых порогов делают транспорты затруднительными.

Из оной деревни Княжь-Бары, напившись чаю, отобедавши и переменив гребцов и лоцмана, выехал в половине четвертого часа. Проехавши от ней пять, а всего от Александр-Свирского монастыря сухим путем 25, рекою Свирью 144, и того 169 верст, в 6-м часу пристали к погосту Вознесенскому, где исток Свири в озеро Онего. В оном погосте две деревянных церкви: 1-я — Вознесению Господню и Благовещенью Пресвятыя Богородицы, 2-я — Николаю Чудотворцу. Живущие как около сего погоста, так и по обе стороны реки Свири дворцовые и экономические крестьяне, а помещичьих нет, очень бедны, затем что у них хлебопашество за неспособностью к тому земли, а притом и за неурожаем, так мало, что им своего хлеба не становится и самому богатому на полгода, а бедному и еще меньше, а покупают хлеб в Ладоге.

Скота у них также мало, а у многих, кроме одной лошади, и совсем нет; снискивают же они себе весьма бедное пропитание от делания новых галиотов, которых, по объявлению Андрея Михайловича Косякова, строится ежегодно разной величины на реках Паше, Сермаксе и Свири от трех до четырех сот, получая за работу с галиота пять и шесть человек, в 6 и 7 месяцев на своем хлебе, от 3-х до 4-х сот рублей, кроме оснастки и железного кузла; ездят на них с Петрозаводска с грузом в Санкт-Петербург, другие семьянистые нанимаются в Усланку и в прочие вышеописанные заводы, где кому ближе от дому, на лето в работники, а в дальше города в работу не ходят; а зиму живут все дома, за неумением никаких реместв, без заработков праздно, а только ходят некоторые изредка в ближние свои леса за медведями и убивают малое число птиц глухих тетеревей, полевиков и рябчиков; хотя ж они в реке Свири и ловят рыбу — щук, лещей, окуней, плотиц, внизу реки черных, а вверху белых сигов, однако ж, от нее они небольшой имеют прибыток, а только довольствуются сами. При всей же таковой их бедности, они столь честны, что я в некоторых местах забывал останавливавшись свои вещи, но они возвращали их мне, догонявши на дороге, и я, в проезд свой по Свири любопытствуя обо всем знать, не слышал ни от кого, чтоб они у проезжающих или промеж себя учинили когда-нибудь воровство или иное что вредное. Во оном погосте ввечеру отслушал всенощную, а во вторник, 10-го числа, литургию и в дьячковой избе отобедал.

Петр Иванович Челищев

Челищев П. И. Путешествие по северу России в 1791 году / П. И. Челищев. — М., 2008. — 304 с.: ил.



Петр Иванович Челищев (1745-1811) — близкий друг А. Н. Радищева, его соученик по Санкт-Петербургскому пажескому корпусу и Лейпцигскому университету. За отсутствием улик он не был привлечен по делу Радищева, но находился под сильным влиянием его гуманистических идей. Через десять месяцев после ссылки друга в Сибирь в 1791 г. Челищев предпринял путешествие по северному краю, во время которого вел «подробный журнал», в который день за днем записывал ценнейшие сведения экономического и этнографического характера.
http://ohota360.ru/okhota-na-glukharya-vesnoy-na-toku.html

Карелия СССР

  • Обратная связь
  •  

Советская Карелия

kalarokka, lyhytpajo, АКССР, Авель Енукидзе, Александр Линевский, Александровский завод, Архип Перттунен, Беломорск, Беломорско-Балтийский канал, Березин Николай Ильич, Бесов Нос, Валаам, Великая губа, Видлица, Водла, Вокнаволок, Выгозеро, Геннин Вильгельм, Дмитрий Бубрих, Заонежье, Заповедники Карелии, Известия Архангельского Общества изучения Русского Севера, Ипатов Василий Макарович, Ирина Андреевна Федосова, К-ФССР, КАССР, КФССР, Калевала, Калевальский район, КарЦИК, Карелгранит, Кареллес, Карело-Финская ССР, Карельская АССР, Карельская Трудовая Коммуна, Карельские народные сказки, Карельский филиал АН СССР, Карельский фронт, Карельское народное искусство, Каронегсоюз, Кашина Гора, Кемь, Кереть, Кивач, Кижи, Кимасозеро, Киндасово, Кирилл Васильевич Чистов, Кирьяжский погост, Клименецкий остров, Колхозойн Пуолэх, Кондопога, Кончезеро, Кончезерский завод, Корельский уезд, Ладожское озеро, Лесков Николай, Лоухский район, Маннергейм, Марциальные воды, Мегрега, Медвежьегорск, Михаил Калинин, Обонежье, Олонец, Олонецкая губерния, Олонецкие губернские ведомости, Олонецкий край, Олонецкий уезд, Онего, Онежский тракторный завод, Онежское озеро, Орфинский Вячеслав Петрович, Паданы, Пертозеро, Петр I, Петр Алексеевич Борисов, Петр Мефодиевич Зайков, Петровский завод, Петроглифы Карелии, Петрозаводск, Петрозаводский уезд, Повенец, Повенецкий уезд, Подужемье, Поньгома, Приладожье, Пряжа, Пряжинский район, Пудож, Пудожский район, Пудожский уезд, Сердоболь, Сортавала, Спасская губа, Суйсарь, Топозеро, Унелма Семеновна Конкка, Ухта, Федор Глинка, Шуньга, Шуньгский район, Шюцкор, Эдвард Гюллинг, Элиас Лённрот, Ялмари Виртанен, белофинны, бычок-подкаменщик, валун карелия, вепсы, геология карелии, гражданская война в карелии, густера, деревянные лодки карелии, елец, ерш, заонежский район, знаменитые люди карелии, интервенция в карелии, кантеле, карелиды, карелия репрессии, карело-финский эпос, карелы, карельская изба, карельская карта, карельская кухня рецепты, карельская национальная кухня, карельская письменность, карельская свадьба, карельская частушка, карельские грамоты, карельские диалекты, карельские загадки, карельские заклинания, карельские обряды, карельские поговорки, карельские предания, карельские причитания, карельские руны, карельские сказки, карельские суеверия, карельские традиции, карельский крест, карельский фольклор, карельский язык, карельское поморье, кареляки, кемский уезд, коллективизация 1930, корела, корюшка, лещ, ливвики, лопари, лосось, луда, людики, монастыри карелии, мурманская железная дорога, налим, наука карелия, одежда карел, озера Карелии, окунь, олонецкие заводы, остров Гольцы, палия, плакальщица, плотва, поморы, причеть, раскулачивание 30 годов, река Суна, река Шуя, рекрутская песня, рунопевец, рунопевцы, русский фарфор, рыба в карелии, ряпушка, саамы, сиг, словарь карельского языка, староверы и старообрядцы, старокарельское блюдо, судак, сямозеро, туристические маршруты по карелии, уклея, финно угорские языки, финны, финская интервенция, финская оккупация, хариус, чудь, шунгит карелия, щука, язь, ёйги

Показать все теги

Популярное