Петровская слобода

Просмотров: 322
Предлагаемый вниманию читателей краткий очерк о Петровской слободе имеет цель ознакомить их с наименее освещенной, но одной из славных страниц истории Петрозаводска.

Петровская слобода



В начале XVIII века в далекой от Москвы глухой карельской тайге, на небольшой бурной речушке, которую в летнюю пору почти в любом месте можно было перейти вброд, в невероятно короткий для того времени срок возник крупный железоделательный, пушечный и оружейный завод, называвшийся вначале Шуйским, а затем Петровским, вокруг которого образовалась Петровская слобода — ядро будущего города.

В XVII—XVIII веках в Карелии возникло и действовало более десяти железоделательных заводов. Однако в наше время от них не осталось и следа — лишь с большим трудом можно обнаружить кое-где бугорки, заросшие дерном, кустарником и даже вековым лесом. А здесь, на берегу Онего, завод послужил основанием городу. Почему?
Очевидно потому, что это был крупнейший в стране завод, знаменовавший собой высший уровень развития металлургии и металлообработки петровской эпохи. И еще потому, что Петровский завод передал эстафету другому крупному и технически передовому пушечному заводу — Александровскому, в первые годы деятельности которого и произошло преобразование Петровской слободы в город.

В настоящее время месторасположение Петровского завода — район устья реки Лососинки, откуда начинался наш славный город,— решением Совета Министров Карельской АССР объявлено памятным историческим местом.

* * *


Петрозаводск — город молодой. Он возник в начале XVIII века, в пору важных исторических событий, имевших в судьбах России большое прогрессивное значение. И с этими эпохальными событиями, в частности, связано возникновение первоначального ядра города Петрозаводска — Петровского металлургического, пушечного и оружейного завода. Вокруг Петровского завода в течение первой четверти XVIII века возникло крупное для того времени горнозаводское поселение — Петровская слобода. Позднее, на протяжении более ста лет, движущей силой в деле развития города является Александровский пушечный завод, построенный спустя 40 лет после закрытия Петровского завода.


Таким образом, Петровский завод положил начало будущему городу Петрозаводску, которому с установлением Советской власти в России суждено было стать столицей Карельской Автономной Советской Социалистической Республики.

Лодейнопольская верфь, Петровский и другие Олонецкие заводы имели решающее значение в деле вооружения и оснащения кораблей Балтийского военно-морского флота. На Лодейнопольской и Сясьской верфях были построены сотни малых и больших кораблей. На Лодейнопольской верфи, созданной в 1702 году, уже летом 1703 года под непосредственным руководством и при участии Петра I были построены десятки кораблей и среди них 28-пушечный фрегат «Штандарт» — первенец Балтийского флота. А осенью того же года Петр I на флагмане фрегате «Штандарт» во главе флотилии из полусотни кораблей приплыл в Петербург.

Олонецкие заводы оснащали военные корабли флота и крепости на Балтике крупнокалиберными орудиями, ручным огнестрельным и холодным оружием, якорями и прочими корабельными припасами и оснасткой, а также поставляли для армии полевые пушки, ружья и холодное оружие. В годы Северной войны Олонецкие пушечные заводы были одним из главных арсеналов цновь созданного Балтийского флота и отчасти сухопутной армии. По неполным данным, только за 1712—1720 годы Петровский завод поставил для флота и армии свыше 1300 пушек, преимущественно крупнокалиберных.
Первоклассное оружие, изготовленное здесь, содействовало победоносному окончанию войны и укреплению северо-западных границ России. Большая заслуга в этом деле принадлежит первым жителям Петровской слободы — вечным заводским работникам, а также крестьянам карельского края, на плечи которых в эти суровые годы легла вся тяжесть барщинной работы на стройках и заводах. Своим тяжелым героическим трудом они вписали замечательную страницу в отечественную историю, заложили основу нашего небольшого, но славного города.


Петровская слобода — горнозаводской поселок при Петровском заводе — представляла собой новый тип поселения в крае. Как заводской поселок она территориально и организационно составляла единое целое с производством. И во внешнем облике слободы доминировали производственные сооружения.
Петровский завод и слобода стали центром обширного Олонецкого уезда. В связи с образованием Олонецкого горного округа была упразднена должность Олонецкого воеводы, и вся военная власть в уезде перешла к коменданту округа. В результате из Олонца в Петровскую слободу была переведена бывшая воеводская канцелярия. Комендант управлял Лодейнопольской верфью и всеми заводами горного округа, в его подчинении находились и военные гарнизоны Лодейнопольской верфи и Петровской слободы.

Первопричиной возникновения в крае нового типа поселения — горнозаводского поселка (Петровской слободы) — был железоделательный, пушечный и оружейный завод. Он был составной частью поселка, и в облике последнего его многочисленные сооружения и постройки занимали главенствующее место. Да и жители слободы — мастеровые люди — большую часть своей жизни проводили на заводе, отдавая ему все свои силы, способности, трудовые навыки и смекалку. Их жизнь была неотделима от деятельности завода, игравшего значительную роль в качестве военно-морского арсенала страны.

Уже в первое десятилетие своего существования Петровская слобода стала самым крупным населенным пунктом Олонецкого уезда. К 1720 году в ней насчитывалось свыше трех тысяч постоянных жителей, что значительно превышало численность городов уезда — Олонца и Каргополя вместе взятых.
В одном из документов того времени сказано, что в слободе насчитывается людей, служащих на заводе, 1030, у них жен 697 и детей 1021, всего 2748 человек. Здесь жило также около ста купеческих и много посадских семей. Кроме того, в слободе все время посменно проживало до 700 приписанных к заводу крестьян.
По имеющимся сведениям, в Петровской слободе в 1720 году насчитывалось свыше 150 жилых домов «государева строения» и свыше 450 домов «собственного строения», включая избы посадских людей и купеческие дворы. В ней были и десятки служебных, торговых и хозяйственных помещений, две церкви — теплая и летняя, немецкая кирка, которая, судя по содержанию письма Геннина от 25 ноября 1718 года, находилась на немецком кладбище.

С самого начала возникновения слобода делилась на два района, резко различных по социальному и классовому составу населения. Более удобное место — левый берег реки — предназначалось для представителей господствующих классов. Здесь обосновались заводское начальство, чиновники, служащие, иностранные мастера и купцы. На этом берегу находились хоромы коменданта и канцелярия горного округа, контора Петровского завода и солдатская слобода, в которой жили офицеры и солдаты гарнизона, Олонецкого батальона. В солдатской слободе, раскинувшейся на берегу Онего, насчитывалось свыше полусотни офицерских домов и восемь солдатских казарм.

Солдаты гарнизона, помимо службы по защите завода от возможного нападения противника, охраны имущества завода и его начальства, использовались для «принуждения» олонецких крестьян обеспечивать заводы железной рудой, древесным углем, известью, дровами и прочими материалами. Исполняли они и карательные функции.
Кроме того, солдаты привлекались для выполнения ряда тяжелых работ на полигоне во время пробной стрельбы из пушек, на погрузке орудий, ружей и боеприпасов на суда и на подводы. Они же в качестве охраны сопровождали суда и обозы с оружием к верфям и в Петербург.
Правый берег реки — Зарека — заселял рабочий люд, мастеровые и подмастерья. В первые годы работы завода рабочие жили в полуземлянках. Только в конце 1705 года, когда было завершено возведение основных сооружений и цехов завода, началось строительство казенных казарм-общежитий для вечных заводских работников.

В первой четверти XVIII века Петровская слобода была не только административным центром уезда, но и крупнейшим экономическим торговым и культурным центром края.

Особенно оживленной была торговля в летние месяцы, когда водным путем из верхневолжских городов купцы на многочисленных судах доставляли для завода годовые запасы хлеба, соли и прочих продуктов, а также разные товары для продажи населению. Большую роль в доставке хлеба для заводов, как и для края в целом, играл Даниловский (Выгорецкий) раскольничий монастырь, который имел свои парусные суда и несколько пристаней на Онежском озере. В Петровской слободе монастырь имел постоялый двор, лавки, амбары, его люди торговали морской и пресноводной рыбой и разными товарами.

Торговым центром в слободе был гостиный двор с двадцатью шестью «харчевническими лавками», расположенный также на левом берегу реки, несколько ниже Петропавловской церкви, на Нагорной улице (по современному проспекту К. Маркса, примерно на полпути между улицей Пушкинской и Онежской набережной). Ниже него, около пристани, была таможня, что свидетельствует о значительном размахе торговли.
Наряду с купцами большую торговлю в слободе вела казна. Она имела более десяти лавок, в которых мастеровые люди имели возможность получить в кредит, в счет заработка, хлеб, крупу, соль. Однако основной доход казна получала от монопольной торговли водкой, которая продавалась в винном погребе, кабаке и в «кружечных дворах».
Из письма Геннина от 7 ноября 1717 года мы узнаем, что олонецкие посадские люди ежегодно поставляли казне для продажи 10000 ведер водки. В 1716 году адмиралтейская канцелярия отдала подряд на поставку водки Олонецким заводам некоему Бахметову, но тот не обеспечил уезд вином. В связи с этим Геннин жаловался Апраксину, что «за непоставкою вина от помянутого Бахметова в продаже на Олонецком и на уездных кабаках учинилась остановка и в сборе казне недобор». И все же в конце 1718 года Геннин сообщил, что за четыре года «таможных и кабацких и прочих сборов чрез мои труды... учинено прибыли... 28 927 руб. 9 алтын с деньгою».
В слободе казна содержала также трактир, в котором имелись комнаты для приезжавших сюда курьеров царя, губернатора и адмиралтейства.

Теплая церковь в слободе была построена в первые годы работы завода.
Не только летняя новоманерная церковь, но и неко^ торые другие сооружения и постройки Петровской слободы были аналогичны подобным постройкам новой столицы — Петербурга. К ним относятся земляной вал, дворец Петра I и другие.

Одновременно со строительством дворцов на Марциальных водах (курорт на лечебных источниках был открыт в 1719 году), в Петровской слободе, восточнее фортеции, для царя был построен двухэтажный дворец с открытым балконом, украшенным балюстрадой. На окнах дворца жестяные переплеты были «остеклены» пластинами из слюды. Главный фасад дворца обращался в сторону озера. Перед ним был вырыт 'рыбный пруд, обсаженный «березовой р!ощей» с прямыми аллеями — на французский манер. В каждый свой приезд на лечение в Марциальные воды (1719, 1720, 1722, 1724 годы) Петр со своей семьей останавливался в этом дворце.

«Березовая роща» позднее была названа «Летним садом», по аналогии со столичным. Основанный в петровское время сад не раз претерпевал разрушительные бури. Немало над его опустошением «потрудились» оккупанты в годы Великой Отечественной войны. В послевоенные годы сад значительно расширился за счет территории бывшего Лососинского комбината и преобразился в Парк культуры и отдыха города Петрозаводска.
Примечательно, что в 1716 году, по указанию Петра I, в Петровской слободе была создана первая на окраине страны техническая школа. Геннин сообщал в Петербург, что в технической школе детей нижних чинов, мастеровых и крестьян определили «во учение к доменному, пушечному, якорному и к эфесному и прочим заводским делам». В письме от 17 апреля 1716 года он писал: «А те школьники... 20 человек из бедных дворянских детей... я отвез на заводы, и ныне им школа у меня там заведена изрядная; и учат арифметике, геометрии, рисованию, артиллерии и инженерному делу... а дворянским детям даю солдатский трактамент, чем бы им было прокормиться».

Петр I обращал внимание на подготовку квалифицированных кадров для металлургии. По его указу в 1717 году необходимо было набрать в Олонецком и Новгородском уездах из детей духовенства и крестьян 300 человек «на Петровские заводы в науку к оружному и прочим делам». Ученикам было определено «государево жалование». Позднее Геннин жаловался, что «здешние церковники детей своих укрывают и в науку не дают».
В 1724 году в слободе была открыта общеобразовательная школа.

В Петровской слободе долгое время работала также первая в крае больница на 100 мест, в том числе 40 мест предназначалось для женщин. Следовательно, она была, как и техническая школа, «изрядная». Больница обозначена А. С. Ярцовым на плане 1773 года — свидетельство того, что здание больницы существовало еще в годы строительства Александровского завода.

В то же время нельзя забывать и о том, что существовавшие тогда в России жестокие феодально-крепостнические порядки и нравы, когда, по выражению А. С. Пушкина, «все дрожало, все безмолвно повиновалось», были присущи и Петровской слободе. Для поддержания такого жестокого порядка в слободе, в частности, служили и лобное место, расположенное на северо-западной окраине слободы, и фискал — агент тайного надзора, и сеть доносчиков.
На лобном месте с небольшого возвышения публично объявлялись указы царя и губернатора. Здесь же стояли эшафот и «позорные дроги» — козлы, на которых приводились в исполнение телесные наказания провинившихся мастеровых и крестьян.

Летом 1708 года на лобном месте, в присутствии всех работников завода и жителей слободы, был объявлен указ губернатора Меншикова от 15 июня. Про такие указы петровского времени А. С. Пушкин сказал, что они «жестоки, своенравны и, кажется, писаны кнутом». В этом указе губернатора, в частности, говорилось: «Тульских оружейных кузнецов, которые ныне на заводах, велено привесть жен их к ним, а которые бежали, и тех, сыскав, перевешать тут же на заводах, чтоб, на них смотря, другие к побегу охоты не имели».

В то же лето на завод были возвращены 13 пойманных беглецов из числа 28 тульских оружейников, сбежавших в 1706 году. Губернатор, получив донесение об этом, 21 сентября отдал грозное предписание: «Беглецов пятого вешать з жеребья».

В ту осень на лобном месте, в присутствии всех жителей слободы, «была учинена смертная казнь» трех ору-жейников-беглецов «по роковой жеребьевке», остальные были подвергнуты жестокому телесному наказанию.

Возможно, эта была первая и последняя смертная казнь, публично приведенная в слободе в исполнение. Но телесные наказания,— «биты многие квЕутом», как писал Геннин,— совершались здесь часто.

Заводская администрация на основании указа губернатора в свою очередь разработала строгие правила внутреннего распорядка. Согласно этим правилам всех рабочих разбили на десятки с выборным десятским во главе. Правила запрещали рабочим даже во внеурочное время отлучаться из общежития или из дома без ведома десятского, а в случае побега товарища они должны были немедленно сообщить об этом десятскому. Десятские обязаны были следить за мастеровыми десятки и о всех нарушениях правил немедленно сообщать администрации. За нарушение правил следовало наказание, а за недонос о побеге товарищей виновных били кнутом, в течение года держали их «в кандалах на работе вместо каторги» и выплачивали только половину оклада.
Но несмотря на столь строгие меры, побеги продолжались. В связи с этим в 1710 году последовал новый указ Меншикова, согласно которому пойманного беглеца полагалось «бить на козле кнутом нещадно», а тем, кто совершал побег вторично,— объявить смертную казнь, но вместо этого наказать виновных кнутом «и быть ему на работе на заводах вечно в крепких оковах».

И в последующие десятилетия на лобном месте совершались публичные экзекуции. Наиболее массовым и варварским было наказание руководителей и восьмидесяти активных участников Кижского восстания приписных крестьян Олонецкого горного округа 1769—1771 годов. Произошло это 11 января 1772 года. В тот день в Петровскую слободу были пригнаны из погостов и волостей уезда сотни крестьян смотреть на эту жестокую расправу, чтобы к восстанию более «охоты не имели». А расправа была действительно варварская. Палачи в такт барабанному бою били кнутами обнаженные тела наказуемых, их стоны прерывались дикими криками истязуемых вожаков, когда у них вырывались ноздри и раскаленным железом выжигались на лице — на лбу и на щеках — буквы «В», «О» и «3», что означало «возмутитель»...

Эшафот и другие «принадлежности казни», стоявшие постоянно на лобном месте до середины XIX века, напоминали жителям слободы, а затем и горожанам, об этих страшных событиях и должны были внушать им мысль о всемогуществе самодержавия. Только в 1850 году губернские власти «догадались» убрать эти презираемые народом позорные «предметы» в сарай тюрьмы.

С
* * *

В 1734 году закрылись последние цеха Петровского завода. Он прекратил свое существование. За последние десять лет работы завода основные квалифицированные рабочие кадры были переведены на другие предприятия страны. В связи с этим сильно сократилось число щителей слободы, особенно Зареки. Однако Петровская слобода осталась административным центром Олонецкого уезда. Здесь продолжало работать управление Олонецкого горного округа и принадлежавшая ему пильная мельница, появились частные мукомольные мельницы. Оставшееся население слободы добывало себе скудные средства к существованию сельским хозяйством и рыболовством, кустарными промыслами и извозом, многие пошли в услужение к начальству и служащим горного округа.

Управление Олонецкого горного округа продолжало работы по освоению природных богатств края: продолжал; работать Кончезёрский завод, на Воицком руднике добывались медь и отчасти золото, работал купоросный завод у марциальных источников, с 1768 года началась разработка тивдийского мрамора.

Новыми импульсами к оживлению жизни в Петровской слободе послужили строительство на Лососинке в 1753 — 1754 годах казенного медеплавильного завода, и через десять лет — сооружение «французских фабрик». На них было занято свыше ста человек рабочих. Завод работал с перерывами в течение 30 лет, фабрики — 10 лет.

Новый этап в истории Петровской слободы, ее дальнейшее развитие предопределил новый пушечный завод, подготовка к строительству которого началась в 1772 году, после драматических событий, связанных с подавлением Кижского восстания крестьян горного округа.

Жестокий урок был преподан олонецким крестьянам за попытку освободиться от заводской барщины. Они вынуждены были не только возобновить работы на старых заводах, но строить новый крупный пушечный завод в Петровской слободе, а затем обеспечивать его деятельность болотной и озерной рудой, древесным углем, известью и прочими материалами.

Новый пушечный завод был построен в 1773 — 1774 годах на той же реке Лососинке, несколько выше существовавших тогда «французских фабрик». Он был назван Александровским. Строитель и первый начальник завода Анйкита Сергеевич Ярцов, работавший до этого на Урале, пригласил сюда с уральских заводов более 30 специалистов. Теперь, спустя 40 лет после закрытия Петровского пушечного завода,; А. С. Ярцов с гордостью говорил, что вернул сюда обогащенный на Урале олонецкий опыт. Построенный им металлургический и пушечный завод был одним из крупнейших и оснащенных передовой техникой предприятий страны. Все его основные помещения были построены из кирпича и камня.

С постройкой нового завода началось переселение в Петровскую слободу мастеровых из разных городов страны. В 1796 году в связи с закрытием казенного завода в Липецке оттуда было переселено сюда свыше 300 вечных заводских работников и среди них немало квалифицированных мастеровых. Многие из них стали основоположниками прославленных рабочих династий Петрозаводска — Анохиных, Дорошиных, Григорьевых, Капустиных, Кар-луковых, Морозовых, Одинцовых, Печериных, Поляковых, Сухановых, Чехониных, Чижиковых и других.

Для мастеровых строились казармы-общежития. А с целью закрепления рабочих кадров администрация горного округа вновь прибегла к методу петровского времени. Для мастеровых, желающих строить собственные избы, выделялись участки земли на высокой, третьей береговой террасе Онего. В 1780-х годах на этой территории планировался новый рабочий район с широкими и прямыми улицами, получивший название Голиковки. По сторонам этих широких, но грязных, ухабистых и каменистых улиц ютились небольшие домишки бедных, как голь, вечных заводских работников.
На Зареке же пустующие участки выделялись чиновникам управления горного округа и завода, а также купцам.

Спустя три года после начала работы нового пушечного завода Петровская слобода была возведена в ранг города и названа по имени основателя первого пушечного завода Петрозаводском.

В истории города начался новый этап. К этому времени здесь насчитывалось около трех тысяч жителей.
Символично, что в центре Петрозаводска как города промышленного типа всегда был и ныне действует завод. С установлением Советской власти Александровский завод был переименован в Онежский металлургический. В настоящее время — это Онежский ордена Ленина и ордена Октябрьской Революции тракторный завод.







Петровская слобода
И.М. Мулло. Петрозаводск "Карелия", 1981

Карелия СССР

  • Обратная связь
  •  

Советская Карелия

kalarokka, lyhytpajo, АКССР, Авель Енукидзе, Александровский завод, Архип Перттунен, Беломорск, Беломорско-Балтийский канал, Березин Николай Ильич, Валаам, Великая губа, Видлица, Водла, Водлозеро, Вокнаволок, Вохтозеро, Гельсингфорс, Дмитрий Бубрих, Заонежье, Иван Фёдорович Правдин, Известия Архангельского Общества изучения Русского Севера, Ипатов Василий Макарович, Ирина Андреевна Федосова, К-ФССР, КАССР, КФССР, Калевала, Калевальский район, КарЦИК, Карелгранит, Карело-Финская ССР, Карельская АССР, Карельская Трудовая Коммуна, Карельские народные сказки, Карельский фронт, Каронегсоюз, Кемь, Кереть, Кестеньга, Кижи, Киндасово, Кирьяжский погост, Колхозойн Пуолэх, Кондопога, Кончезеро, Кончезерский завод, Корельский уезд, Кюлолакшский погост, Ладожское озеро, Лесков Николай, Лопские погосты, Лососинка, Лоухский район, Маннергейм, Мариинский канал, Марциальные воды, Маршруты по Карелии, Мегрега, Медвежьегорск, Михаил Калинин, Нюхча, Обонежье, Озеро Укшезеро, Олонец, Олонецкая губерния, Олонецкие губернские ведомости, Олонецкий край, Олонецкий уезд, Онего, Онежское озеро, Пертозеро, Петр I, Петр Алексеевич Борисов, Петр Мефодиевич Зайков, Петровский завод, Петроглифы Карелии, Петрозаводск, Петрозаводский уезд, Повенец, Повенецкий уезд, Подужемье, Приладожье, Пряжа, Пряжинский район, Пудож, Пудожский район, Пудожский уезд, Рокаччу, Сердоболь, Спасская губа, Тойво Антикайнен, Топозеро, Унелма Семеновна Конкка, Ухта, Ухтинская республика, Федор Глинка, Шуньга, Шуньгский район, Шюцкор, Эдвард Гюллинг, Элиас Лённрот, Юшкозеро, Ялмари Виртанен, белофинны, бычок-подкаменщик, валун карелия, варлаам керетский, вепсы, геология карелии, гражданская война в карелии, густера, елец, ерш, знаменитые люди карелии, изучение карельского языка, интервенция в карелии, кантеле, карелиды, карелия карелы, карело-финский эпос, карелы, карельская еда, карельская изба, карельская карта, карельская кухня рецепты, карельская национальная кухня, карельская письменность, карельская свадьба, карельская частушка, карельские грамоты, карельские диалекты, карельские загадки, карельские заклинания, карельские обряды, карельские пословицы, карельские предания, карельские причитания, карельские руны, карельские сказки, карельские суеверия, карельские традиции, карельские частушки, карельский крест, карельский фольклор, карельский язык, карельское поморье, кареляки, кемский уезд, коллективизация 1930, колюшка, корела, корюшка, лещ, ливвики, лопари, лосось, луда, людики, монастыри карелии, мурманская железная дорога, налим, наука карелия, одежда карел, озера Карелии, окунь, олонецкие заводы, олонецкий район, палия, плакальщица, плотва, поморы, причеть, раскулачивание 30 годов, река Суна, река Шуя, рекрутская песня, рунопевец, рунопевцы, русский фарфор, рыба в карелии, ряпушка, саамы, сиг, словарь карельского языка, староверы и старообрядцы, старокарельское блюдо, судак, сямозеро, туристические маршруты по карелии, уклея, финно угорские языки, финны, финская интервенция, финская оккупация, хариус, чудь, шунгит карелия, щука, язь, ёйги

Показать все теги

Популярное