Организация разгрома белофиннов

Просмотров: 121

С середины декабря 1921 г. партийные и советские организации Карелии, в тесном контакте с военным командованием, провели ряд мероприятий, направленных на мобилизацию трудящихся Карелии для отпора белофиннам, на обеспечение революционного порядка, на организацию помощи советским войскам, действовавшим против белофинских налетчиков.

С 18 декабря 1921 г. вся Карелия севернее реки Свирь была объявлена на осадном положении. Президиум Карельского облисполкома и Олонецкий губисполком образовали временный Военно-революционный комитет Карельско-Мурманского района «для действительного укрепления советской рабоче-крестьянской власти на местах и окончательной ликвидации бандитизма»{132}. Вся полнота власти в Карельско-Мурманском районе переходила к ревкому, в состав которого вошли представители советских и партийных органов и военного командования.

Одним из первых шагов в деятельности Карельско-Мурманского ревкома было издание приказа № 1, в котором говорилось: «Бандитская авантюра, организованная на средства белой Финляндии, приносит неисчислимые страдания карельскому трудовому народу. Поэтому Карельско-Мурманский ревком в единственный и последний раз приказывает всем гражданам Карельской Трудовой Коммуны, вовлеченным путем обмана в преступное дело, немедленно сложить оружие, оставить бандитские отряды, вернуться домой и заняться мирным трудом по восстановлению разрушенного народного хозяйства. Не исполнивших настоящий приказ считать врагами карельского трудового народа и ответственность за страдания Карелии и разрушения ее хозяйства возложить [90] всецело на их головы. Кронштадтских мятежников и белофинских лахтарей, наемников белофинских капиталистов-разбойников, как грабителей с большой дороги, — уничтожать»{133}.

Вслед за созданием Карельско-Мурманского ревкома в уездах были образованы ревтройки, в которые вошли: один представитель от военного командования, один от чрезвычайной комиссии и один от местных работников. На уездные ревтройки были возложены следующие задачи: 1) установить крепкую революционную власть в уездах во время военных действий; 2) учесть все силы [91] в уездах, которые можно использовать для работы по закреплению тыла армии и организации волостных и сельских ревтроек; 3) оказывать всяческое содействие действующим частям Советской Армии; 4) вести борьбу со скрытыми силами белобандитов; 5) в каждой волости, очищенной от белобандитов, немедленно создавать ревком.

Местные ревкомы проделали большую работу по обеспечению революционной дисциплины, по созданию крепкого, надежного тыла для действовавших против белофиннов частей Советской Армии.

Лодейнопольский ревком в первом же своем приказе, изданном 22 декабря 1921 г., обратился к населению со следующими словами: «Враги советской власти стараются бандитскими выступлениями, науськиванием и нашептыванием разрушить начатую нами мирную работу по восстановлению экономической жизни страны, в частности, проведение продналоговой и лесозаготовительной кампаний. Поэтому ревком призывает всех граждан, рабочих и крестьян, быть на страже завоеваний Октябрьской революции и соблюдать полное спокойствие и революционный порядок»{134}.

Медвежьегорский ревком 7 и 8 января 1922 г. провел двухдневник протеста карельского народа против белофинской авантюры. Двухдневник прошел с огромным успехом и еще раз продемонстрировал готовность трудящихся Карелии всеми средствами бороться против белофинской интервенции. На местах начали создаваться вооруженные отряды для борьбы с белофиннами.

Еще в начале декабря Карельский исполком принял решение о формировании специального добровольческого лыжного отряда. Это решение было опубликовано выходившей в Петрозаводске стенгазетой «Роста», которая извещала о начавшейся записи добровольцев. «Природные особенности Карелии и ее малонаселенность требуют содействия коренных жителей, закаленных в опасностях и лишениях. Вот почему Карисполком организует отряд добровольцев-лыжников. Все те, в ком бьется честное сердце отваги и горит жажда мести за издевательство, звериную злобу и глумление бандитов над [92] пролетариями, пусть записываются в отряд»{135}, — призывали появившиеся на улицах Петрозаводска воззвания.

Созданный по почину Карельского исполкома отряд был первым из многочисленных добровольческих лыжных отрядов, организованных трудящимися Карелии.

С начала января добровольческие лыжные отряды по решению Карельско-Мурманского ревкома начали создаваться по всей Карелии, оказывая большую и действенную помощь частям Советской Армии.

Так, крестьяне Куйтежского общества Олонецкого уезда единодушно решили «Всем сознательным гражданам добровольно записаться в лыжный отряд через Совет»{136}. Уже в первых числах января на севере Карелии начал свои успешные действия отряд лыжников, сформированный Карельским ревкомом и насчитывавший 200 человек. В районе Кестеньги действовал партизанский отряд лыжников, сформированный трудящимися Кандалакши.

Против белофинских захватчиков поднималось партизанское движение и в тылу белофиннов. На хуторе Ильвясваара организовался отряд красных партизан в 50 человек. К нему присоединились партизаны из Войниц. Почти не имея оружия (оружие добывалось в боях с белофиннами), партизаны окружили деревню Каменное озеро и после трехчасового жестокого боя выбили из нее противника. Ушедшие из занятого белофиннами села Реболы крестьяне организовали партизанский отряд, который напал на белофиннов в деревне Туливаары.

«Мы готовы все, как один, — заявили в своем решении крестьяне села Подолы, Богоявленской волости, — всеми силами и средствами бороться против бандитов, осмеливающихся нарушать нашу мирную жизнь. Мы поможем борцам-красноармейцам, которые защищают своей грудью нашу Карелию и которым мы выражаем наш сердечный привет!»{137}

Борьбу карельского народа против белофинской интервенции возглавила карельская организация большевиков. Верные сыны партии Ленина — Сталина были [93] в передовых шеренгах борцов за советскую Карелию. Вот почему белофинские бандиты особенно жестоко и беспощадно расправлялись с коммунистами. Во многих районах Карелии, занятых белофиннами, все члены партии были поголовно расстреляны или замучены. Так было в Ругозерской волости и в ряде других волостей северной и центральной Карелии.

Однако, несмотря на все трудности и белофинский террор, карельская партийная организация сумела с честью выполнить почетную роль авангарда трудящихся масс Карелии. Карельский обком РКП(б) мобилизовал на военную работу 526 членов партии, что составляло 70% всей областной организации. Коммунисты были направлены в части действующей армии в качестве политработников и рядовых бойцов.

Коммунисты, не призванные в ряды Советской Армии, также находились на казарменном положении и после основной работы несли охранную службу, выполняя отдельные задания командования.

Велика была роль коммунистов в лыжных партизанских отрядах, которые формировались по инициативе и под руководством местных партийных организаций. Большую работу проделали коммунисты и по мобилизации трудящихся тыла на помощь Советской Армии.

По решению партийных организаций во всех городах Карельской Трудовой Коммуны и Олонецкой губернии были созданы комиссии помощи фронту. Одной из первых такая комиссия была организована в середине декабря 1921 г. в Кемском уезде, раньше других подвергшемся нападению белофиннов. Комиссия проводила сборы пожертвований в пользу фронта, организовала с той же целью несколько спектаклей, установила в кемских госпиталях дежурство женщин-делегаток, устраивала концерты.

31 декабря 1922 г. Олонецкий губком РКП (б) принял специальное решение о помощи Карельскому фронту. Выполняя это решение, партийная организация провела сбор мануфактуры на пошивку из него белья для бойцов и раненых. На пошивку белья и для работы в госпиталях были мобилизованы женщины-коммунистки. Губком обязал газету «Трудовая жизнь» систематически печатать материалы о борьбе с белофиннами и обеспечить доставку газеты в действующие части Советской Армии. [94]

Партийные взносы были временно увеличены на 2 процента, и полученные от этого средства шли на организацию помощи фронту.

5 января 1922 г. газета «Трудовая жизнь» в передовой статье «Будем помогать фронту» предлагала следующие конкретные меры в помощь Советской Армии: 1) полное выполнение гужевой повинности, 2) сбор денег и вещей для фронта, 3) организация пошивки белья, 4) шефство над госпиталями, 5) создание в деревнях артелей «братьев милосердия» для оказания помощи обмороженным и раненым бойцам.

Верным помощником партии во всех ее начинаниях была комсомольская организация Карелии, насчитывавшая около 1000 человек. Все комсомольцы были мобилизованы. Одни из них были направлены непосредственно в части Советской Армии, а другие зачислены в отряды особого назначения, несшие караульную службу и выполнявшие отдельные оперативные задания.

Большую работу проводил комсомол в тылу. В январе 1922 г. Петрозаводская организация РКСМ провела «Неделю помощи фронту». Было собрано и отправлено на фронт много теплого белья, папирос, мыла и других необходимых вещей.

Все прифронтовые организации в Карелии активно участвовали в помощи фронту. Профсоюзы Петрозаводска отчислили в помощь фронту однодневный заработок, пожертвовали свыше 1000 метров мануфактуры, из которой петрозаводские швейники бесплатно, в сверхурочные часы, сшили обмундирование для бойцов Советской Армии.

9 января 1922 г. Карело-Олонецкий облпрофсовет вынес решение о пожертвовании мануфактуры на пошивку 1000 комплектов белья для красноармейцев и проведении профсоюзных собраний с обсуждением вопроса о помощи фронту. Для организации помощи фронту облпрофсовет выделил руководящую пятерку.

16 января собрания советских работников и металлистов постановили отчислить однодневный заработок в фонд помощи фронту. 12 января такое же решение приняло собрание работников просвещения и искусства Петрозаводска. Общее собрание рабочих-полиграфистов Петрозаводска постановило отчислить один процент [95] месячной зарплаты на подарки бойцам Карельского фронта. Ученики полиграфических предприятий в подарок бойцам, сражавшимся против белофиннов, изготовили в сверхурочные часы 1500 карманных табель-календарей. Работники кемского театра дали несколько спектаклей, сбор от которых пошел в фонд помощи фронту.

По призыву облпрофсовета 5 февраля 1922 г. в Петрозаводске был проведен общегородской воскресник помощи фронту, прошедший с большим успехом.

Активное участие в помощи фронту принимали трудящиеся женщины Карелии. 25 декабря 1921 г. женотдел Петрозаводска провел день сбора подарков фронту. Было собрано много теплых вещей, спичек, табака, мыла и пр.

12 января 1922 г. состоялось карело-олонецкое делегатское собрание женщин. Собрание заслушало доклад о карельских событиях и приняло резолюцию, в которой заявляло: «Мы, собравшиеся здесь, беремся сами и обращаемся ко всем женщинам Карельской Трудовой Коммуны работать на пользу Красного фронта. Мы хотим помочь бойцам Красной Армии на фронте, принести посильную помощь пожертвованиями, хотим здесь в тылу проявить свою заботу о раненых, находящихся в госпиталях»{138}. После собрания все участницы его остались шить белье для раненых красноармейцев.

Сотрудницы олонецких губернских учреждений сшили в подарок фронту 154 комплекта белья, собрали много подарков, отчислили однодневный заработок.

Советской Армии, действовавшей в Карелии, помогали и трудящиеся Петрограда. Многие активные работники профсоюзов и партийных организаций Петрограда уехали на Карельский фронт. В Петрограде проходили массовые сборы подарков для Карельского фронта.

Бойцы Медвежьегорского гарнизона благодарили в своем письме трудящихся Петрограда за сердечное отношение и внимание. «Как тепло и радостно чувствовать, — писали они, — что мы идем рука об руку с рабочими за наше общее дело освобождения трудящихся всего мира.

Красная Армия добивается мира и мирного труда для советской России, и она этого добьется, сознавая, [96] что за ее спиной стоит могучий пролетариат Питера, который поможет в любую минуту всем, чем может»{139}.

Это единение фронта и тыла обеспечило Советской Армии победу над сильным и коварным врагом, помогло быстрее и лучше подготовить военный разгром белофинской авантюры.

В течение декабря 1921 г. советское командование приняло ряд энергичных мер для поднятия боеспособности частей Советской Армии, действовавших в Карелии. При этом учитывался опыт, приобретенный в первых боях с белофиннами.

Были приняты меры для охраны мостов и других военных объектов. 9 декабря 1921 г. комиссар Карельского района дал следующее телеграфное приказание военкомам северного, среднего и южного боевых участков: «В двухдневный срок привести в порядок охрану мостов и важных государственных сооружений. Из полученного обмундирования и теплой обуви в первую очередь выдать караулам на мостах. Назначить опытных надежных караульных начальников. Необходимо, чтобы в состав наряда вошли члены РКП. Снабдить карначальников инструкциями для караулов и постовыми ведомостями. Оружие должно быть в порядке, достаточное количество патронов и ручных гранат. Караульное помещение должно быть освещено. Поверку несения карслужбы производить часто, результаты заносить в постовую ведомость»{140}.

Для охраны Мурманской железной дороги были созданы пять особых участков. На каждом участке охрану дороги несли специальные красноармейские части.

В приказе по войскам Лодейнопольского участка предписывалось: «Виновные в порче железнодорожных сооружений, мостов, телеграфных и телефонных проводов, а равно и в поджоге, предаются суду революционного трибунала, а захваченные на месте преступления подлежат расстрелу без суда»{141}.

Были приняты также меры по охране подступов к Петрограду. 30 ноября 1921 г. был издан приказ по [97] Петроградскому укрепленному району, которым предписывалось, в связи с напряженной обстановкой на советско-финляндской границе и начавшимся белофинским вторжением в Карелию, принять ряд мер к усилению охраны Кронштадта, Шлиссельбурга, Карельского перешейка и других стратегически важных объектов на подступах к Петрограду. В частях Петроградского военного округа усилилась боевая учеба, причем военное командование предписывало делать упор на практические занятия, приближая их к боевой обстановке.

Из Петрограда в течение декабря 1921 г. были переброшены в Карелию новые части Советской Армии: 90-й стрелковый полк 90-й бригады, 56-я учебно-кадровая бригада, 11-я учебно-кадровая бригада и др. К концу декабря на основных боевых участках в Карелии было сосредоточено 8600 бойцов, 22 орудия и 165 пулеметов. Кроме того, более 5 000 человек находилось в резерве командования Карельского района{142}.

В Карелию были также направлены кавалерийские и артиллерийские части и авиация. Однако необходимо отметить, что всю тяжесть борьбы в Карелии вынесли на своих плечах пехотные войска, так как природные и климатические условия Карелии делали почти невозможным использование здесь в это время года кавалерии, артиллерии и авиации.

Кавалерийские части, посланные в Карелию, предназначались преимущественно для ведения разведки. Однако глубокие карельские снега настолько затрудняли действия кавалерии, что командование войсками Карельского района в январе 1922 г. запретило использовать кавалерию для разведывательных целей, возложив разведку на особые лыжные команды.

Почти не нашла применения в Карелии и артиллерия. Застревая в узких проходах и на лесных тропах, по которым двигались войска, орудия все время отставали от наступавших отрядов. Кроме того, не будучи поставлены на специальные установки, пушки зачастую проваливались в болота, застревали в снегах и выходили из строя. [98]

Присланные в Карелию 17 самолетов почти совершенно не использовались из-за сильных морозов и снежных бурь, заметавших посадочные площадки. Лишь в феврале 1922 г., когда исход кампании был уже решен, авиация сделала несколько разведывательных и бомбардировочных вылетов.

На линию Мурманской железной дороги прибыли также три бронепоезда и несколько автодрезин, которые хотя и не участвовали в боях, но сыграли свою роль в охране железнодорожной магистрали.

Серьезную проблему в условиях Карелии представлял транспорт. К началу наступления нужно было иметь транспорт, который мог бы доставлять все необходимое на расстояние двухсот километров от линии железной дороги. По подсчетам штаба Карельского района для этого нужно было иметь 3 500–4 000 подвод, пригодных для передвижения по карельским снегам и узким лесным тропам. С января 1922 г. обеспечение гужевым транспортом частей действующей армии было возложено на управление местного транспорта Карельской Трудовой Коммуны. В связи с этим как само управление, так и его местные органы были переведены на военное положение.

С большим напряжением, при активном участии населения, было собрано около 2 000 подвод, которые едва наполовину обеспечивали наступательные действия. Нехватка транспорта сильно сказывалась на снабжении армии продовольствием и обмундированием.

Чтобы хоть сколько-нибудь наладить связь между районами боевых действий и линией Мурманской железной дороги, в январе 1922 г. красноармейцы при помощи местного населения построили специальные военные дороги в следующих направлениях: 1) станция Лоухи — Кестонская, 2) станция Сорока — Сапосальма, 3) станция Медвежья Гора — Поросозеро. В дальнейшем, в феврале 1922 г., эти дороги были расширены и продлены.

Затруднения в перевозках на большие расстояния заставляли наступавшие части возить с собой запасы продовольствия, так как в районах, из которых советские войска выбивали белофиннов, ничего нельзя было получить, — все уничтожалось белофиннами перед отступлением. [99] Красноармейцам даже приходилось из своего скудного пайка уделять известную долю для голодавшего населения. И хотя красноармейские части снабжались по преимуществу «портативными» продуктами питания (консервы и пр.), тем не менее почти за каждым отрядом тянулся обоз. Однако, несмотря на все трудности, продовольственный вопрос был разрешен. Большая работа была проделана и по обеспечению бойцов теплым обмундированием. Решающую роль в этом сыграла помощь трудящихся тыла.

Серьезным препятствием для успешного развертывания боевых действий Советской Армии в Карелии являлось также отсутствие налаженной телефонной и телеграфной связи. В районах, где протекали основные действия советских войск, имелось только три телеграфных линии, телефонная же связь отсутствовала.

Советское командование приняло меры к устранению этого серьезного недостатка в управлении красноармейскими отрядами. 24 декабря 1921 г. в Петрозаводск прибыл из Витебска специальный поезд связи. Бойцы этого поезда проделали огромную работу. Они быстро научились ходить на лыжах и передвигались по карельским снегам с трехпудовыми мотками проволоки на спине. Связные двуколки, непригодные для передвижения в сугробах Карелии, были поставлены на специальные полозья.

Героическая борьба бойцов и командиров этого поезда с суровой карельской природой обеспечила удовлетворительную организацию как телефонной, так и телеграфной связи, дополненной, кроме того, 11 небольшими передвижными радиостанциями и «оленьей почтой», оказавшейся очень удобным и надежным средством связи в условиях Карелии.

Для того чтобы поставить войска на лыжи, без которых передвижение по карельским снегам было почти невозможно, требовалось свыше 12 тысяч пар лыж. Однако с большим трудом со всех войсковых складов Советской Армии было собрано 7200 пар лыж различных систем, что далеко не удовлетворяло войска. К тому же действовавшие в Карелии советские войска значительно уступали противнику в лыжной подготовке. Большинство бойцов, прибывших в Карелию из средней [100] и южной полосы России, не умели ходить на лыжах и зачастую в первый раз становились на лыжи только идя в бой. Этим, главным образом, объясняется тот факт, что белофинские лыжники довольно легко уходили от преследования.

Опыт первых боев с белофиннами был учтен советскими войсками, получившими новую тактическую организацию. Так, например, советское командование отказалось от не оправдавших себя в условиях Карелии «летучих» отрядов и перешло к организации самостоятельных глубоко эшелонированных колонн. Такая организация соответствовала осуществлению основного замысла: перехватить все коммуникации белофиннов, закрыть финляндскую границу на всем ее протяжении, окружить и уничтожить белофинские отряды в Карелии.

Эти колонны имели сильный авангард, состоявший из лучших подразделений с приданными им пулеметными командами, иногда артиллерией и лыжными разведывательными отрядами. Усилить передовые части потребовалось потому, что основные боевые действия выпадали на долю именно таких головных отрядов. Одновременно было обращено самое серьезное внимание на охрану флангов и тылов колонн, а также на закрепление за собой освобожденных от белофиннов населенных пунктов.

В связи с тем, что основной контингент прибывших в Карелию советских войск попрежнему составляли части, не имевшие опыта боевых действий в лесных и северных районах, были разработаны и направлены в войска специальные инструкции по устройству снеговых окопов, ходьбе на лыжах, оборудованию лыжных установок для пулеметов и т. п.

В инструкциях и при боевом обучении подчеркивалась необходимость действий рассыпным строем и большой маневренности мелких подразделений. Однако в сложившихся условиях бойцы овладевали этими новыми приемами боя непосредственно в ходе боевых действий.

Огромную роль в повышении боеспособности красноармейских частей сыграло развертывание политработы. Кадры политработников выросли за счет пришедших в армию коммунистов. Кроме того, 28 декабря 1921 г. из [101] Петрограда выехала группа курсантов незадолго перед тем созданных политических курсов{143}.

В конце декабря был сформирован также Политотдел Карельского района с непосредственным подчинением Политуправлению Петроградского военного округа.

Во всех отрядах проводились лекции, доклады и беседы, в которых разъяснялось значение событий в Карелии. Значительно расширилась печатная агитация: петрозаводская газета «Карельская Коммуна» ежедневно печатала «Страничку красноармейца», было выпущено большое количество листовок и воззваний.

Одна из листовок, выпущенных Реввоенсоветом и Политуправлением Петроградского военного округа, разъясняя сущность белофинской авантюры в Карелия, писала:

«По приказанию мировой буржуазии, при самом близком содействии и помощи финских белогвардейцев произведено бандитское нападение на Карельскую Советскую Республику.

Карелия — лакомый кусок для финских белогвардейцев. Там имеются богатейшие лесные участки. Мы навезли туда продовольствия и инструментов для заготовки леса и дров. Этот лес мы хотим обменять за границей на продовольствие для рабочих, красноармейцев и голодающих крестьян Поволжья. На него же мы можем получить инструменты, машины и другие материалы, необходимые для нашего хозяйства. Мурманская железная дорога — путь к незамерзающему морю, лучшее окно из Советской России в Западную Европу, единственная наша связь с остальным миром в зимние месяцы. Задача белогвардейцев в том и заключается, чтобы не дать нам этого сделать, снова отрезать нас от остального мира, помешать нам использовать для блага рабочих и крестьян заключенные нами торговые договоры.

Вот почему мы должны во что бы то ни стало в самый короткий срок уничтожить эти последние отряды белогвардейщины». [102]

Другая листовка обращалась к бойцам карельского фронта со следующими словами:

«Красноармеец!

Ты знаешь теперь, в чем дело. Ты знаешь, чего хотят белогвардейцы.

Ты знаешь, кто оторвал тебя от мирной жизни.

Четыре года ты являл образцы величайшей доблести и героизма, величайшей выносливости и сознательности.

Пусть твой справедливый и святой гнев обрушится на головы этих негодяев-бандитов!

Пусть твой сокрушительный удар раздробит эти разбойничьи банды!

Твой меткий выстрел должен убить этих последышей старого царского режима.

Товарищи! Беспощадно расправляясь с бандитами, помните, что карельские трудовые массы — ваши союзники и братья.

Братски и товарищески к ним относиться повелевает вам ваш революционный долг.

За Советскую власть! За свободную трудовую жизнь!

Вперед, вперед и вперед, воины Красной Армии!»


По пути следования советских войск создавались агитпункты, в которых проводилась большая работа. Согласно политсводке от 28 декабря 1921 г., в организованном на станции Петрозаводск агитпункте ставились спектакли для прибывающих эшелонов, устраивались митинги, распределялись билеты в театр, рассылались по участкам агитаторы, писались воззвания к населению, распределялись как центральные, так и местные газеты{144}.

Красноармейские части, прибывшие в Карелию, также вели большую политическую работу среди местного населения. В деревне Верховье красноармейцы организовали избу-читальню. В деревне Катчело красноармейцы систематически устраивали для населения спектакли, вечера самодеятельности, организовали библиотеку, проводили беседы на политические темы. В деревне Мегрега после одной из таких бесед одна крестьянка от имени всех собравшихся заявила: «Пусть [103] только приблизятся банды к нашей деревне, тогда все и мужчины и женщины выступят на борьбу с ними»{145}.

У Советской Армии установилась крепкая дружба с местным населением. В письме к трудящимся Карелии одна из частей, прибывших на Карельский фронт, писала: «Мы даем клятву вам, товарищи, что до тех пор не выпустим из своих рук винтовок, пока окончательно не разобьем всю белогвардейскую свору наемников белофинского правительства»{146}. Бойцы другой части заверяли трудящихся Карелии в своем твердом решении стоять на страже завоеваний рабочих и крестьян и довести дело борьбы с финской белогвардейщиной до победного конца{147}. Эти заверения выражали готовность всей Советской Армии двинуться на бой с финской белогвардейщиной и дать ей сокрушительный отпор.

В дни работ IX съезда Советов было организовано совещание военных делегатов съезда. Это совещание поставило в центре внимания своей работы и всей армии события в Карелии. В принятом на совещании решении говорилось: «В настоящий момент в центре внимания нужно поставить Карелию. Развивая в продолжение продолжительного времени тему о Карелии, нужно выяснить опасность, которая угрожает Петрограду из-за финляндской границы, роль Петрограда в революции, роль петроградских рабочих в создании Красной Армии.

Красная Армия должна изо дня в день переживать карельские события как с политической, так и с военной стороны. Нужно, чтобы каждый военный эпизод в Карелии получал военное истолкование, давал бы материал для тактических занятий и пояснений»{148}.

В середине декабря 1921 г. в Москве проходила конференция военных учебных заведений Московского военного округа. Конференция заслушала доклад о нападении белофиннов на Советскую Карелию и приняла по этому докладу резолюцию, гласившую: «Мы, представители всех вузов Московского округа, твердо и громко заявляем: мы все, как один человек, готовы двинуться по первому зову Республики, чтобы раз навсегда отучить атаманов больших и малых шаек своими нападениями [104] терзать измученную рабоче-крестьянскую Россию»{149}.

Бойцы Московской стрелковой дивизии заявили: «Мы с корнем вырвем заразу из тела Советской Республики. Пощады бандитам нет и не будет»{150}.

В ногу с Советской Армией выступали и моряки Балтийского флота. В многочисленных резолюциях они предупреждали всех, кто поддался соблазну международной контрреволюции, что «моряки зорко следят за каждым движением врага, каждую минуту готовы пойти с оружием в руках на защиту интересов трудящихся и стереть с лица земли всех врагов рабочих и крестьян»{151}.

Советские Вооруженные Силы были готовы дать отпор зарвавшемуся врагу.

Хесин С. С. Разгром белофинской авантюры в Карелии в 1921–1922 гг.: Военно-политический очерк. — М.: Воениздат МВС СССР, 1949. — 152 с.

Карелия СССР

  • Обратная связь
  •  

Советская Карелия

kalarokka, lyhytpajo, АКССР, Авель Енукидзе, Александровский завод, Архип Перттунен, Беломорск, Беломорско-Балтийский канал, Березин Николай Ильич, Валаам, Великая губа, Видлица, Водла, Водлозеро, Вокнаволок, Вохтозеро, Гельсингфорс, Дмитрий Бубрих, Заонежье, Иван Фёдорович Правдин, Известия Архангельского Общества изучения Русского Севера, Ипатов Василий Макарович, Ирина Андреевна Федосова, К-ФССР, КАССР, КФССР, Калевала, Калевальский район, КарЦИК, Карелгранит, Карело-Финская ССР, Карельская АССР, Карельская Трудовая Коммуна, Карельские народные сказки, Карельский фронт, Каронегсоюз, Кемь, Кереть, Кестеньга, Кижи, Киндасово, Кирьяжский погост, Колхозойн Пуолэх, Кондопога, Кончезеро, Кончезерский завод, Корельский уезд, Кюлолакшский погост, Ладожское озеро, Лесков Николай, Лопские погосты, Лососинка, Лоухский район, Маннергейм, Мариинский канал, Марциальные воды, Маршруты по Карелии, Мегрега, Медвежьегорск, Михаил Калинин, Нюхча, Обонежье, Озеро Укшезеро, Олонец, Олонецкая губерния, Олонецкие губернские ведомости, Олонецкий край, Олонецкий уезд, Онего, Онежское озеро, Пертозеро, Петр I, Петр Алексеевич Борисов, Петр Мефодиевич Зайков, Петровский завод, Петроглифы Карелии, Петрозаводск, Петрозаводский уезд, Повенец, Повенецкий уезд, Подужемье, Приладожье, Пряжа, Пряжинский район, Пудож, Пудожский район, Пудожский уезд, Рокаччу, Сердоболь, Спасская губа, Тойво Антикайнен, Топозеро, Унелма Семеновна Конкка, Ухта, Ухтинская республика, Федор Глинка, Шуньга, Шуньгский район, Шюцкор, Эдвард Гюллинг, Элиас Лённрот, Юшкозеро, Ялмари Виртанен, белофинны, бычок-подкаменщик, валун карелия, варлаам керетский, вепсы, геология карелии, гражданская война в карелии, густера, елец, ерш, знаменитые люди карелии, изучение карельского языка, интервенция в карелии, кантеле, карелиды, карелия карелы, карело-финский эпос, карелы, карельская еда, карельская изба, карельская карта, карельская кухня рецепты, карельская национальная кухня, карельская письменность, карельская свадьба, карельская частушка, карельские грамоты, карельские диалекты, карельские загадки, карельские заклинания, карельские обряды, карельские пословицы, карельские предания, карельские причитания, карельские руны, карельские сказки, карельские суеверия, карельские традиции, карельские частушки, карельский крест, карельский фольклор, карельский язык, карельское поморье, кареляки, кемский уезд, коллективизация 1930, колюшка, корела, корюшка, лещ, ливвики, лопари, лосось, луда, людики, монастыри карелии, мурманская железная дорога, налим, наука карелия, одежда карел, озера Карелии, окунь, олонецкие заводы, олонецкий район, палия, плакальщица, плотва, поморы, причеть, раскулачивание 30 годов, река Суна, река Шуя, рекрутская песня, рунопевец, рунопевцы, русский фарфор, рыба в карелии, ряпушка, саамы, сиг, словарь карельского языка, староверы и старообрядцы, старокарельское блюдо, судак, сямозеро, туристические маршруты по карелии, уклея, финно угорские языки, финны, финская интервенция, финская оккупация, хариус, чудь, шунгит карелия, щука, язь, ёйги

Показать все теги

Популярное