ДИАЛЕКТЫ КАРЕЛЬСКОГО ЯЗЫКА

Просмотров: 280
ДИАЛЕКТЫ КАРЕЛЬСКОГО ЯЗЫКА


Проблема диалектного членения карельского языка была постоянно в поле внимания ученых-языковедов. От правильного решения вопроса о диалектах и наречиях карельского языка во многом зависит будущее карельской письменности, которая в настоящее время развивается на основе собственно-карельского и ливвиковского наречий. Выбор той или иной диалектной базы для письменности любого языка не является простым. Он требует уже довольно полных знаний о функционировании и структуре выбираемого диалекта или диалектов.
Названными выше трудами А.Генетца было фактически определено деление карельского языка на три основных наречия: собственно-карельское, ливвиковское и людиковское. Последнее, правда, он не склонен относить к карельскому языку, называя людиков “северными авангардами вепсов". Подобная точка зрения на язык людиков до сих пор превалирует в трудах зарубежных лингвистов.

Наши знания о наречиях и диалектах карельского языка расширяются в результате публикаций разного рода сборников текстов: (Leskinen Е. Karjalan kielen naytteita 1932; 1934; 1936; Virtaranta P. Lyydilaisia teksteja 1963; 1964; 1976; 1984; Vienan kansa muistelee. 1958; Kultarengas korvaan. 1971; Vienan kylia kiertamassa. 1978; Kauas laksit karjalainen. 1986; Karjalan kielta ja kansankulttuuria.1990; Макаров Г.Н Образцы карельской речи. 1963; Макаров Г.Н., Рягоев Б.Д.. Образцы карельской речи. 1969; Рягоев В.Д. Образцы карельской речи. 1980; Баранцев А.П. Образцы людиковской речи. 1975; Naytteita karjalan kielesta - Образцы карельской речи. 1.1994) и словарей: (Karjalan kielen sanakirja. 1968,1974,1983,1993,1997; Словарь карельского языка (ливвиковский диалект). 1990; Словарь карельского языка (тверские говоры). 1994; Карельско-русский словарь. 1996).

Собственно диалектологические исследования в нашей стране были начаты Д.В.Бубрихом. Как уже отмечалось ранее, под его руководством в предвоенные годы был собран значительный материал по всем диалектам карельского языка. Обобщив собранный материал, Д.В.Бубрих делает следующие выводы:
1) карельский язык является самостоятельным прибалтийско-финским языком, а не диалектом финского языка, как в то время считали отдельные ученые и политические деятели;
2) карельский язык содержит три наречия: собственно-карельское (в средней и северной Карелии, а также в Тверской и соседних областях), ливвиковское (у восточного побережья Ладожского озера и дальше вглубь Олонецкого перешейка) и людиковское (узкой полосой вдоль восточного края ливвиковского наречия, невдалеке от Онежского озера). Названные наречия разбиваются на диалекты, а те, в свою очередь, на говсры.

Д.В.Бубрих отмечает, что ливвиковское и людиковское наречия возникли в результате длительного контакта с вепсским языком, что наиболее ощутимо проявляется в людиковском наречии. Д.В.Бубрих приходит к выводу, что в прошлом ливвиковские и людиковские диалекты были диалектами вепсского языка. Языковые данные он переносит в сферу этнической истории карел, полагая, что предками собственно-карел было племя Корела, а ливвиков и людиков - новое этническое образование, возникшее в результате смешения карел и вепсов (Бубрих Д.В. Происхождение карельского народа. 1947).
Терхо Итконен прямо пишет о том, что ливвиковские т.н. “некарельские” особенности относятся в большинстве случаев к особенностям вепсского языка и примыкающего к нему людиковского наречия. Можно даже сказать, что сложно найти в ливвиковском наречии такие фонетические и морфологические особенности, которые не имели бы параллелей либо в собственно-карельском наречии, либо в вепсском языке и людиковском наречии (Itkonen Т. Aunuksen aanneopin erikoispiirteetja aunukselaismurteiden synty. Virittaja.1971 .N 2,153-185). Интуитивно это чувствовал еще А.Генетц писавший, что “олонецкое наречие является таким же переходным между вепсским и карельским, каковым является водский в качестве переходного от эстонского к финскому языку" (Genetz А. Тutkimus Aunuksen kielesta.1885,5). Л.Кеттунен также, говоря о ливвиковском наречии, постоянно указывает на “вепсское влияние, вепсские традиции, вепсское отражение", хотя избегает формулировок, которые ясно говорили бы об исторических взаимоотношениях ливвиков, с одной стороны, с вепсами, а с другой - с собственно-карелами (Kettunen L. Karjalaisen heimon ja “karjalan kielen" iasta ja alkuperasta. Virittaja.1940. Cc.129-144).

Хейкки Лескинен видит три возможных пути решения происхождения ливви-ковских диалектов: 1) ливвиковское наречие отделилось от древнекарельского довольно рано, возможно намного раньше, чем диалект Саво; 2) ливвиковское наречие следует рассматривать как один из диалектов древнекарельского языка, на который впоследствии оказал сильное влияние вепсский язык. Не исключено, однако, что ливвики первоначально были смешанным карело-вепсским этносом, который с территории Волхов-Оять распространялся на восточное побережье Приладожья; 3) весь Олонецкий перешеек был первоначально заселен вепсами. Позднее западная часть ее подверглась карельской экспансии. Людиковские диалекты были, таким образом, последним бастионом некогда единой и широко распространенной вепсской территории проживания. Влияние вепсского языка на ливвиковское наречие, не говоря о людиковском, отрицать невозможно (Leskinen И. Luoteis-Laatokanmurteidenaannehistoria.1963).

Исследования карельских диалектов, проведенные в последние десятилетия в Карелии, Финляндии и Эстонии, позволяют нам с определенной долей уверенности говорить о делении собственно-карельского, ливвиковского и людиковского наречий на диалекты карельского языка, представленные в схеме и картах диалектов карельского языка, которые можно найти на следующих страницах.

Вопросы диалектного членения карельского языка специально рассматриваются в статье Виртаранта П. “Диалекты карельского языкa”(Virtaranta Р. Die Dialekte des karelischen / Советское финно-угроведение. 1972. N1,7-27). Опираясь на нее, а также на другие исследования, приведем наиболее характерные черты наречий.
1 .Если в собственно-карельском конечными гласными имен существительных, прилагательных, наречий, а также падежных окончаний партитива и эссива являются a, a (akka 'женщина', pahka 'шишка', aija 'много', isanta 'хозяин', kielta 'языка', miehena 'мужчиной'), то в ливвиковском наречии им соответствуют и , у, (akku, pahku, aijy, izandy, kieldy, miehenny), в людиковском e, 0, (akk(e), pahk(e), aij(e), izand(e), kield, miehenn. Исключением из этого правила являются формы именительного падежа двусложных слов, первый слог которых был исторически кратким, другими словами, в настоящее время состоит из сочетаний: согласный + гласный, напр.: kala ‘рыба’, peza ‘гнездо’.
2.Сочетания согласных st, ht, hk, tk в ливвиковском и людиковском наречиях не подвергаются чередованию ступеней согласных. В собственно-карельском наречии они чередуются следующим образом: sk - (s)s, st - ss , ht - h , tk -1, напр. uskou
‘верит’- u(s)son ‘верю’, kosto ‘сарафан’- kossot 'сарафаны', mahtua ‘мочь’- mahan ‘могу', nahka ‘шкура’- nahat ‘шкуры’, matka 'путь'- matassa 'в пути’. Соответственно в ливвиковском и людиковском наречиях говорят uskon, kostot, mahtan, nahkat, matkas.
3. В ливвиковском наречии сочетания rd, nd, Id, mb на границе II и III слогов также не чередуются, напр.: izandan ‘хозяина’, viheldan ‘свищу’, parembat 'лучшие', kumardan 'кланяюсь'. В собственно-карельском наречии соответствующие сочетания rt, nt, It, mp чередуются во всех слогах: isannan, vihellan, paremmat, kumarran.
4. В собственно-карельском наречии сочетания Ik, rk чередуются с I. г, напр.: jalka 'нога'- jalat ‘ноги’, kurki ‘журавль’- kuret ‘журавли’. В ливвиковском же слабоступенным альтернантом выступают, соответственно, II и гг: jalgu - jallat, kurgi - kurret. Отметим, однако, что ливвиковский тип чередования прослеживается также в диалектах средней Карелии: паданском, ребольском, тунгудском и поросозерском диалектах. В тверских диалектах перед слабоступенным альтернантом г выступает долгий гласный: kurgi- kuuret.
5. Специфически ливвиковской особенностью является обобщение слабой ступени согласных в открытом слоге перед дифтонгом на i. Подобное явление распространяется только на имперфектные и деминутивные формы, напр.: puutui ‘он попал', tapoi ‘он убил’, kucui 'он позвал’, mecoi 'глухарь1, liipoi ‘бабочка'. Чередование касается только геминированных взрывных и аффрикат и не распространяется на сочетания согласных, напр.: kuldoi ‘золотой’ (не kulloi). В собственно-карельском наречии в данных случаях выступает соответственно сильная ступень: tappo, kuccu, mecco, liipukkaini.
6. Перед согласным s и s в ливвиковском и людиковском наречиях дифтонг на i сократился до монофтонга, напр.:(ливв.) mustoa, pastoa, lasku; (люд.): mustada, pastada, lask ‘помнить, печь, ленивый’. В собственно-карельском наречии дифтонг сохраняется: muistua, paistua, laiska.
7. В ливвиковском и людиковском наречиях инессив совпал с элативом, а адессив с аблативом, также как в собственно-карельском - адессив с аплативом; напр.: (ливв., люд.) mecas 'в лесу, из леса’, jarvel ‘на озере, с озера’, (с.-кар.) jarvella ‘на озере, на озеро’. Тем не менее в ливвиковском и людиковском наречиях стали употреблять так называемые послеложные падежи, посредством которых избегается падежный синкретизм, напр.: mecas 'в лесу', mecasp(i)ai, 'из леса', jarvel ‘на озере', jarvelp(i)ai 'с озера1.
8. Огласовка лично-числовых окончаний 1,2 л. мн.числа является в сравниваемых наречиях различной: с.-кар. mma/mma, -tta/tta; ливв. -mmo/mmo, -tto/tto; люд. -mme.tte, напр. tule-mma~ tule-mmo~ tule-mme 'мы придем', tule-tta~ tule-tto ~ tule-tte 'вы придете'. В названных формах особым является отрицательный глагол ливвиковского наречия, имеющий заднерядную огласовку вместо ожидаемой переднерядной: с.-кар. emma, etta; ливв. emmo, etto; люд. emme, ette 'мы не, вы не'.
9. В ливвиковском и людиковском наречиях лично-числовые окончания презенса те же, что и соответствующие окончания имперфекта. В собственно-карельском наречии окончания 1 и 2 л. мн. числа презенса (-mma/mma и tta/tta) отличаются от окончаний имперфекта (-ma/ma и -ja/ja), напр. kucu-mma 'мы зовем’ - kuccu-ma 'мы звали’, kucu-tta 'вы зовете'- kuccu-ja 'вы звали'.
10.В собственно-карельском наречии суффикс имперфекта -i, оказавшийся после гласных о, и, у, выпадает в формах 3 л. ед.ч.,1,2 л. мн.ч., напр.: hian kacco 'он смотрел'; туб kacco-та 'мы смотрели'; tyo kacco-ja 'вы смотрели'. В ливвиковском и людиковском наречиях он сохраняется стабильно: hai kacoi 'он смотрел'; kacoi-mmo ’мы смотрели; kacoi-tto 'вы смотрели';
11 .В ливвиковском наречии полностью отсутствуют формы имперфекта на zi- в стяженных двуосновных глаголах, типа magazin ~ magazin 'я спал', которые возможны в собственно-карельском и в людиковском наречиях. На их месте употребляются только так называемые дифтонговые формы имперфекта: magai-n.
12. В ливвиковском и людиковском наречиях сослагательное наклонение представлено всеми четырьмя временными формами, в собственно-карельском же-двумя.
13. В ливвиковском наречии формы императива 3 л. ед. и мн.числа имеют разные окончания, напр.: ka(c)co-kkah 'пусть он посмотрит' и kacotta-heze 'пусть они посмотрят'. В собственно-карельском наречии они являются едиными: кассо-kkah 'пусть он посмотрит, пусть они посмотрят'.
14. В императиве отрицательный глагол имеет разную начальную огласовку в собственно-карельском (ela 'ты не', elkya 'вы не', elkah 'он, они не') и ливвиковском, людиковском наречиях (ala, algia, algah, ajgaheze).
15. Личные местоимения mie 'я', sie 'ты', hian 'он' собственно-карельского наречия отличаются от соответствующих форм ливвиковского и людиковского наречий: mina, sina, hai -hain.

В собственно-карельском наречии известное языковое единство представляют северно-карельские диалекты: оулангский, кестеньгский, тихтозерский, вычетайбольский, ухтинский, вокнаволокский и контокский. Грамматическая структура этих диалектов легла в основу данной работы.
Для всех них характерно:
1) отсутствие звонких согласных g, d, b, z, z.;
2) наличие единой системы чередования ступеней согласных. Качественные чередования сочетаний согласных имеют вид hk~ h, sk~s, ht~h, tk~ t, Ik—I, rk~ r, напр.: nahka - nahkat 'кожа -кожи', koski-koset ‘порог (в реке) - пороги’, mahtau -mahtan 'он умеет - я умею', matka - matassa 'путь - в пути', kurki - kuret ‘журавль -журавли';
3) отсутствие глагольных форм, типа laskietah, laskiettih '(они) отпустят, отпустили', возникших в результате контаминации;
4) отпадение суффикса имперфекта -i в формах 3 л. ед.ч., 1,2 л. мн. ч. одноосновных глаголов, если названный признак следует за гласными о, и, у, напр.: kacco 'он смотрел', kaccoma 'мы смотрели’, kaccoja ‘вы смотрели’;
5) параллельное употребление имперфектных форм стяженных глаголов типа lykkain - lykkasin 'я толкнул', kerai - kerasi 'он собрал’;
6) существование переднерядного алломорфа окончания 2 л. мн.ч. императива -(k)kya, напр. kaskekkya 'прикажите'.

Зайков П.М. Грамматика карельского языка: фонетика и морфология. - Петрозаводск: Периодика, 1999

Карелия СССР

  • Обратная связь
  •  

Советская Карелия

kalarokka, lyhytpajo, АКССР, Авель Енукидзе, Александровский завод, Архип Перттунен, Беломорск, Беломорско-Балтийский канал, Березин Николай Ильич, Валаам, Великая губа, Видлица, Водла, Водлозеро, Вокнаволок, Вохтозеро, Гельсингфорс, Дмитрий Бубрих, Заонежье, Иван Фёдорович Правдин, Известия Архангельского Общества изучения Русского Севера, Ипатов Василий Макарович, Ирина Андреевна Федосова, К-ФССР, КАССР, КФССР, Калевала, Калевальский район, КарЦИК, Карелгранит, Карело-Финская ССР, Карельская АССР, Карельская Трудовая Коммуна, Карельские народные сказки, Карельский фронт, Каронегсоюз, Кемь, Кереть, Кестеньга, Кижи, Киндасово, Кирьяжский погост, Колхозойн Пуолэх, Кондопога, Кончезеро, Кончезерский завод, Корельский уезд, Кюлолакшский погост, Ладожское озеро, Лесков Николай, Лопские погосты, Лососинка, Лоухский район, Маннергейм, Мариинский канал, Марциальные воды, Маршруты по Карелии, Мегрега, Медвежьегорск, Михаил Калинин, Нюхча, Обонежье, Озеро Укшезеро, Олонец, Олонецкая губерния, Олонецкие губернские ведомости, Олонецкий край, Олонецкий уезд, Онего, Онежское озеро, Пертозеро, Петр I, Петр Алексеевич Борисов, Петр Мефодиевич Зайков, Петровский завод, Петроглифы Карелии, Петрозаводск, Петрозаводский уезд, Повенец, Повенецкий уезд, Подужемье, Приладожье, Пряжа, Пряжинский район, Пудож, Пудожский район, Пудожский уезд, Рокаччу, Сердоболь, Спасская губа, Тойво Антикайнен, Топозеро, Унелма Семеновна Конкка, Ухта, Ухтинская республика, Федор Глинка, Шуньга, Шуньгский район, Шюцкор, Эдвард Гюллинг, Элиас Лённрот, Юшкозеро, Ялмари Виртанен, белофинны, бычок-подкаменщик, валун карелия, варлаам керетский, вепсы, геология карелии, гражданская война в карелии, густера, елец, ерш, знаменитые люди карелии, изучение карельского языка, интервенция в карелии, кантеле, карелиды, карелия карелы, карело-финский эпос, карелы, карельская еда, карельская изба, карельская карта, карельская кухня рецепты, карельская национальная кухня, карельская письменность, карельская свадьба, карельская частушка, карельские грамоты, карельские диалекты, карельские загадки, карельские заклинания, карельские обряды, карельские пословицы, карельские предания, карельские причитания, карельские руны, карельские сказки, карельские суеверия, карельские традиции, карельские частушки, карельский крест, карельский фольклор, карельский язык, карельское поморье, кареляки, кемский уезд, коллективизация 1930, колюшка, корела, корюшка, лещ, ливвики, лопари, лосось, луда, людики, монастыри карелии, мурманская железная дорога, налим, наука карелия, одежда карел, озера Карелии, окунь, олонецкие заводы, олонецкий район, палия, плакальщица, плотва, поморы, причеть, раскулачивание 30 годов, река Суна, река Шуя, рекрутская песня, рунопевец, рунопевцы, русский фарфор, рыба в карелии, ряпушка, саамы, сиг, словарь карельского языка, староверы и старообрядцы, старокарельское блюдо, судак, сямозеро, туристические маршруты по карелии, уклея, финно угорские языки, финны, финская интервенция, финская оккупация, хариус, чудь, шунгит карелия, щука, язь, ёйги

Показать все теги

Популярное