Погребальный культ карел

Просмотров: 864
Древняя племенная религия карел мало изучалась российскими историками. Между тем по этому вопросу сохранилось немало материалов в памятниках фольклора, археологии, этнографии и в небольшом количестве в письменных источниках.

Погребальный культ карел


Карельская племенная религия сложилась в условиях первобытнообщинного строя и без помех развивалась до XIII—XIV вв., т. е. до начала проникновения христианства. Многие пережитки карельских первобытных верований сохранялись в глухих лесах северной Карелии на протяжении столетий средневековья и почти дожили до наших дней. В настоящей статье мы затронем одну сторону древней карельской племенной религии — заупокойный культ. Изучение этого культа дает интересные материалы для освещения некоторых явлений, общих для религии многих финно-угорских народов. Для нашей цели мы привлекли данные археологии, этнографии и частично фольклора. Прежде всего мы использовали результаты произведенных в конце XIX в. финскими археологами Швиндтом и Гейкелем раскопок нескольких могильников периода распада первобытно-общинного строя в Карелии.(1)

Раскопанные Швиндтом и Гейкелем могильники не имели заметных внешних признаков — курганов или каменных насыпей;(2) над могилой на поверхности земли устраивалась лишь небольшая вымостка из камней.(3) Господствующим обрядом погребения было трупоположение. Могильная яма имела глубину всего 0.5—0.6 м;(4) в яму ставился четырехугольный деревянный сруб.(5) Покойника хоронили в праздничном наряде, вместе с некоторыми принадлежавшими ему вещами.(6)

Скелеты в погребениях найдены в вытянутом положении, головой к северу и ногами на юг. Таким образом лицо покойника было обращено в сторону юга, в сторону света, дня, солнца.(7) Интересно, что по наблюдению Швиндта и сами могильники были расположены обычно на песчаных всхолмлениях, имеющих наклон в сторону юга.(8) В карельских могильниках было обнаружено несколько совместных захоронений. Так, в могильнике Ховинсаари найдены два совместных захоронения мужчины и женщины (мужа и жены).(9) Попытаемся выяснить, какие представления были связаны с отдельными чертами карельского погребального обряда.

Всякий погребальный обряд имеет своей целью подготовить покойника к загробной жизни. По данным этнографии известно, что у всех финно-угорских народов на ранней стадии развития загробная жизнь представлялась несколько видоизмененным подобием земной жизни.(10) В могилу карела клались орудия и оружие, которыми умерший чаще всего пользовался при жизни. Так, в мужских могилах найдены косы, топоры для рубки леса, конские удила, копья, боевые топоры, наконечники стрел (в том числе наконечники с затупленными концами для охоты на пушного зверя); в женских могилах найдены пряслица (от прялок), мотыги, серпы, ножницы для стрижки овец.(11) Очевидно предполагалось, что после смерти в загробном мире, мужчины будут косить траву, рубить деревья, охотиться, сражаться с врагами, а женщины будут прясть, обрабатывать землю, жать хлеб, стричь шерсть с овец и выполнять другие работы, обычные для них в земной жизни.

Покойника для погребения облачали в его лучшие одежды и надевали на него все принадлежавшие ему украшения, вероятно, для того, чтобы он в наиболее выгодном свете предстал перед богами загробного мира.

После погребения умершего у карел, как и у большинства других первобытных народов, устраивалась тризна, которая совершалась, по-видимому, над еще открытой могилой. Нередко в жертву приносилось целое животное (очевидно, принадлежавшее покойнику): овца, собака, бык, свинья, лошадь. Мясо жертвенного животного съедалось тут же, над могилой. Считалось, что в этой трапезе принимает участие и сам покойник;(12) вероятно, поэтому посуда, которой пользовались во время тризны оставлялась в могиле, вне сруба. После тризны могила закрывалась,’ и над ней устраивалась небольшая вымостка из камней.(13) Камни вымостки обычно сильно закопчены и покрыты трещинами - между камнями залегают зола, угли, кости животных, черепки глиняной посуды.

Всё это свидетельствует о том, что и после погребения здесь устраивались поминки. Обычаи устройства поминальной тризны над могилой умершего родственника сохранялся у карел в Карелии до наших дней.(15) В Карелии ещё в конце 19в. на кладбищах в глухих районах почти над каждой могилой можно было найти горшки, изготовленные из необожжённой глины; во время похоронной церемонии в этих горшках находилась жертвенная пища, в них же жгли бересту, разные масла и т. д. После похорон эти горшки несколько раз наполнялись пищей для покойника. (16)

Для изучения первобытных верований наиболее интересны представления карел о погребальном сооружении как о «доме для мертвого». Такие представления имелись в древности у многих народов, но на карельском материале они могут быть прослежены особенно явственно.

Как уже сказано, в карельских могильниках в каждую могильную яму обычно помещался сруб из одного или нескольких венцов; сруб обычно был около 2 м длиной и (если могила предназначалась для одного покойника) 0.6 м шириной. В некоторых случаях над срубом устраивалась дощатая крыша.(17) В наиболее развитой форме (встретившейся в нескольких могилах) это сооружение имело не только крышу, но и пол из досок, вместо пола на дне сруба иногда бывала разостлана звериная шкура или же настлан слой глины (подражание глинобитному полу).(18) Это сооружение представляло собой прямое подобие обычного крестьянского дома; в таком «доме» должна была, очевидно, протекать загробная жизнь умершего.

Аналогичные представления прослеживаются в Карелии и по этнографическим данным. В глухих районах северной Карелии в конце XIX в. можно было видеть на старых кладбищах небольшие бревенчатые «домики для мертвых», вынесенные на поверхность земли; эти домики представляли собой глухой сруб из нескольких венцов и были снабжены двускатной крышей. (19) К коньку крыши часто был прикреплен резной деревянный столбик, в свою очередь имевший маленькою двускатную крышу. (20) Иногда этот столбик ставили рядом со срубом. (21) С течением времени обряд, видимо, несколько упростился. Вместо сруба со столбиком над могилой стали воздвигать только один столбик, сделавшийся символом «домика мертвых».

Подобные могильные столбы с двускатными крышами и богатой орнаментацией были широко распространены в Карелии еще в XIX в. (22)

ГОЛУБЕЦ крест с кровлеобразным покрытием; надгробие, напоминающее по форме домГОЛУБЕЦ крест с кровлеобразным покрытием; надгробие, напоминающее по форме дом


Погребальный культ карел
Погребальный культ карел
Погребальный культ карел


Можно проследить и другую линию развития того же обряда. Уже в XII—XIII вв. вместо устройства целого «дома для мертвого» большей частью ограничивались символическим изображением этого дома в виде сруба из одного венца. Обычай опускать в могиу сруб из одного венца сохранялся в отдельных районах Карелии до конца XIX в.(23) В других районах вместо могильного сруба могилу стали окружать венцом из бревен, лежащим на поверхности земли.(24)

Интересны также имеющиеся в кексгольмских могильниках элементы распространенного у многих северных народов древнего культа ладьи. Культ ладьи хорошо прослеживается в карельском эпосе. В XVI руне «Калевалы» рассказывается о путешествии Вяйнямёйнена в загробный мир — в царство Маны (царство Маны, или Манала, и царство Туони, или Туонела, — различные названия загробного царства). По представлениям карел (как явствует из этой руны), загробное царство отделено от мира живых глубокой рекой (протоком, проливом). Подойдя к этой реке, Вяинямёйнен увидел на берегу «дочку Маны» и стал ее просить перевезти его на лодке на другой берег, в загробное царство. После долгих уговоров Вяинямёйнен добился своего, и Дочка Маны едет в лодке, Вяйнямёйнина седою Чрез пролив переправляет, Перевозит через рек}-.(25)

По верованиям карел, такое же путешествие должен совершить каждый умерший. Во время своею посмертного пути каждый покойник должен переправиться в ладье через рек), отделяющую загробное царство от остального мира.

Священная ладья нашла свое отражение в погребальном культе. Погребения в ладье, подобные норманским погребениям VIII—X вв., в западной Карелии не обнаружены.

Погребальный культ карел


Но в нескольких карельских могилах были найдены заклепки,(26) которыми обычно в те времена скреплялисъ борта лодок. Известный шведский археолог О. Монтелиус, неоднократно встречавший в скандинавских погребениях эпохи викингов отдельные заклепки, трактовал эти заклепки как символ погребения в ладье.(27) Такая трактовка была принята большинством исследователей для карельских могильников(28), в том числе А. Хакманом. В одном из могильников близ Ховинсаари Швиндт раскопал два по гребения XIII в., в которых трупы оказались положенными в выдолбленные бревна.(29) Эти бревна, по-видимому, символизировали собой лодку, причем лодку древнейшего типа, так называемую однодеревку (выдолбленную из одного ствола дерева). Подобные гробы изготовлялись в глухих районах Карелии до конца XIX в.(30)

В XIX—XX вв. в Карелии сохранялась и другая пережиточная форма культа ладьи: вместо домиков или столбов в некоторых районах над могилами ставились перевернутые или распиленные на две части деревянные лодки.(31)

Своеобразную пережиточную форму культа ладьи обнаружил в 1930-е годы финский этнограф Хирсьярви на кладбище начала XX в. вблизи Суистамо.(82) Там, на одной из могил, на вершине двускатной крыши, покрывавшей обычный православный деревянный крест, была сверху прибита вырезанная из дерева миниатюрная модель лодки с веслом. Связь культа ладьи с погребальным культом вполне объяснима данными карело-финской мифологии. Заклепки и похожие на лодки гробы символизировали собой ту ладью, которая должна будет перевезти покойника через реку мертвых в загробный мир.

В условиях Карелии с ее бесконечными лесами и бездорожьем лодка до начала XX в. являлась исключительно важным средством передвижения, средством связи с внешним миром; кроме того, в неплодородных карельских землях главным источником существования было рыболовство, т. е. лов рыбы с лодок. В связи с этим возможно и второе объяснение важной роли культа ладьи в погребальном обряде карел. Поскольку загробная жизнь представлялась каким-то подобием земной жизни, карельский крестьянин, на земле не расстававшийся с лодкой, должен был захватить с собой лодку и для жизни «на том свете».

Таким образом, основываясь на археологических и этнографических данных, можно восстановить ряд важных черт древней карельской языческой религии. Вместе с тем эти данные позволяют проследить происхождение и развитие некоторых общих явлений в области заупокойного культа эпохи первобытно-общинного строя.


И. П. ШАСКОЛЬСКИИ. Ежегодник музея истории религии и атеизма 1, 1957 М.-Л.



1. В конце 1880-х годов Т. Швиндтом были произведены раскопки нескольких могильников XII—XIV вв. близ р. Вуоксы в районе г. Кексгольма (ныне г. Приозерск ленинградской обл.) на древней племенной территории карел. Результаты исследо-ваний в книгеe: Th. S с h w i n d t. Tietoja Karjalan rautakaudesta. SMYA 13, 1893 В дальнейшем Th. Schwindt). Аналогичные материалы дал раскопанный тогда же А. Гейкелем могильник Тууккала вблизи г. С. Михель в восточной Финляндии, в древней западно-карельской области Саволакс (А. Н е i k е 1. Tuukkalan loyto.SMYA.X.1889 Раскопки могильников на древней территории карел с тех не производились.
2. Они были обнаружены случайно, во время производившихся крестьянами земляных работ
3. Наружный вид карельских могил сейчас восстановить очень трудно, так как территории могильников уже давно используются под пашни и огороды. Но совершенно очевидно, что над могилами рассматриваемого периода не насыпались курганы; сохранившаяся над многими могилами каменная вымостка носит следы частых посещений (неоднократно совершавшихся поминок), откуда следует, что эта вымостка оставалась после похорон под открытым небом (Th. Schwindt S 204)
4. Интересно, что у карел до недавнего времени сохранялся обычай хоронить в очень неглубоких могилах; см.: . Blomstedt. Venajan Karjalan kalmistoista ja hautapylvaista [О кладбищах и надгробных памятниках в русской Карелии). Suomen museo, № 3—4, 1895, S. 17—18. (В дальнейшем—Y. Blomstedt.) Русское резюме имеется в статье Г. К. Гейкеля «Из Финляндской археологической литературы» (Изв. Археол. комиссии, № 38, СПб., 1911, стр. 120).
5. Th. Schwindt s. 204
6. В большинстве погребений труп был обернут в бересту; в нескольких случаях береста кажется окрашенной в красную краску — цвет жизни (Th.Schwindt, S. 204).
7. Там же, стр. 203.
8. Там же.
9. Там же стр 203—204.
10. В П М а н с и к к а. Из финской этнографической литературы. Живая старина. СПб.,’ 1916, стр. 202. (В дальнейшем — В. И Мансикка).
11. Th S с h w i n d t S. 204. — См. также у Гейкеля (A. H e i k е l. Tuukka lan loyto,’ в конце работы) сводную таблицу находок из мужских и женских погребений.
12. В.П.Мансикка стр.202
13. Schwindt стр. 204.
14. Там же.
15. Там же. В 1 о m s t еd t, S. 18; В . П. М а н с и к к а, стр. 202.
16. В 1 о m s t e d t, S. 18 — Поминальная трапеза со временем была перенесена с места захоронения в дом покойника; предполагалось, что при трапезе также присутствует и сам покойник, поэтому из уважения к ним нельзя было двигать столом (В. П. М а н с и к к а, стр. 202)
17. Th.Schwindt, S. 204. — При этом все сооружение вместе с крышей оставалось ниже поверхности земли. В открытых В. И. Равдоникасом могильниках XI— XIII вв. на реках Видлице и Тулоксе (у северо-восточного берега Ладожского озера), принадлежавших по-видимому карелам-ливвикам, также существовал обряд погребения в срубе, с той лишь разницей, что сруб с погребением не опускался в могильную яму, а помещался на поверхности земли и над ним насыпался невысокий курган (В. И. Равдоникас. Памятники эпохи возникновения феодализма в Карелии и юго-восточном Приладожье Л., 1934, стр. 5. Ср.: Е. Кivikоski. Zur Herkunft der Karelier und ihrer Kultur. Acta archeologica, vol XV, 1944, S 10 u. ff.).
18. Th. S с h w i n d t, S. 203—204.
19. Вlomstedt, S. 19.
20. Там же. — В некоторых случаях это сооружение находилось над могилами двух или нескольких родственников; тогда число столбиков конька указывало на число погребений.
21. Там же.
22. Там же, рис. 1, 2, 7—12 — Во многих местах под давлением православного духовенства столбы были заменены новой формой надгробных памятников — крестами с двускатными крышами (В II Равдоникас, ук соч , стр 20, рис 24 и 25).
23. С той же лишь разницей, что срубом окружалось не одно захоронение, а все погребения одной семьи (В. И. Р а в д о н и к а с, ук. соч., стр. 5).
24. Там же, стр. 5 и рис. 25. — Находящаяся на Тикском кладбище могила легендарного карельского героя Рокача окружена на поверхности земли забором из девяти бревен, т. е. настоящим срубом (Y. Blomstedt, S. 22).
25. Калевала. Перевод Л Бельского. М, 1949, стр. 168—169.
26. Заклепки были найдены: в могильнике Лапинлахти в погребении № 1 (Th. Schwindt S 88 Fig. 63), в могильнике Ховинсаари — в погребении в Каивамистю, раскопанном в 188?’г. (там же, стр. 59; 2 экз.), и в погребении № 9 в Каивамистю, раскопанном в 1888 г. (там же, стр. 74, рис. 64); в могильнике Тууккала — в погребениях №№ 14, 19, 34 и 39 (А. Н е i k е 1. Tuukkalan loyto, S 206, 207, 217.
27. О Montelius Оm hogsattmng i skepp under vikingatiden Svenska fornmmnesforeningens tidskrift, VI, Stockholm, 1885—1887, S 164
28. A Hack man Оm hkbranning i batar under den yngre jarnaldern i Finland Finskt museum, IV, № 11—12, 1897, S. 88.
29. Там же, стр 89.
30. Там же.
31. У Blomstedt, S 20, A Hirsjarvi Pari rajakarjalaista hautameik— kimuotoa Suomen museo, 1936, S 84.
32. А. Нirsjarvi, S. 84—85

Карелия СССР

  • Обратная связь
  •  

Советская Карелия

kalarokka, lyhytpajo, АКССР, Авель Енукидзе, Александровский завод, Архип Перттунен, Беломорск, Беломорско-Балтийский канал, Березин Николай Ильич, Валаам, Великая губа, Видлица, Водла, Водлозеро, Вокнаволок, Вохтозеро, Гельсингфорс, Дмитрий Бубрих, Заонежье, Иван Фёдорович Правдин, Известия Архангельского Общества изучения Русского Севера, Ипатов Василий Макарович, Ирина Андреевна Федосова, К-ФССР, КАССР, КФССР, Калевала, Калевальский район, КарЦИК, Карелгранит, Карело-Финская ССР, Карельская АССР, Карельская Трудовая Коммуна, Карельские народные сказки, Карельский фронт, Каронегсоюз, Кемь, Кереть, Кестеньга, Кижи, Киндасово, Кирьяжский погост, Колхозойн Пуолэх, Кондопога, Кончезеро, Кончезерский завод, Корельский уезд, Кюлолакшский погост, Ладожское озеро, Лесков Николай, Лопские погосты, Лососинка, Лоухский район, Маннергейм, Мариинский канал, Марциальные воды, Маршруты по Карелии, Мегрега, Медвежьегорск, Михаил Калинин, Нюхча, Обонежье, Озеро Укшезеро, Олонец, Олонецкая губерния, Олонецкие губернские ведомости, Олонецкий край, Олонецкий уезд, Онего, Онежское озеро, Пертозеро, Петр I, Петр Алексеевич Борисов, Петр Мефодиевич Зайков, Петровский завод, Петроглифы Карелии, Петрозаводск, Петрозаводский уезд, Повенец, Повенецкий уезд, Подужемье, Приладожье, Пряжа, Пряжинский район, Пудож, Пудожский район, Пудожский уезд, Рокаччу, Сердоболь, Спасская губа, Тойво Антикайнен, Топозеро, Унелма Семеновна Конкка, Ухта, Ухтинская республика, Федор Глинка, Шуньга, Шуньгский район, Шюцкор, Эдвард Гюллинг, Элиас Лённрот, Юшкозеро, Ялмари Виртанен, белофинны, бычок-подкаменщик, валун карелия, варлаам керетский, вепсы, геология карелии, гражданская война в карелии, густера, елец, ерш, знаменитые люди карелии, изучение карельского языка, интервенция в карелии, кантеле, карелиды, карелия карелы, карело-финский эпос, карелы, карельская еда, карельская изба, карельская карта, карельская кухня рецепты, карельская национальная кухня, карельская письменность, карельская свадьба, карельская частушка, карельские грамоты, карельские диалекты, карельские загадки, карельские заклинания, карельские обряды, карельские пословицы, карельские предания, карельские причитания, карельские руны, карельские сказки, карельские суеверия, карельские традиции, карельские частушки, карельский крест, карельский фольклор, карельский язык, карельское поморье, кареляки, кемский уезд, коллективизация 1930, колюшка, корела, корюшка, лещ, ливвики, лопари, лосось, луда, людики, монастыри карелии, мурманская железная дорога, налим, наука карелия, одежда карел, озера Карелии, окунь, олонецкие заводы, олонецкий район, палия, плакальщица, плотва, поморы, причеть, раскулачивание 30 годов, река Суна, река Шуя, рекрутская песня, рунопевец, рунопевцы, русский фарфор, рыба в карелии, ряпушка, саамы, сиг, словарь карельского языка, староверы и старообрядцы, старокарельское блюдо, судак, сямозеро, туристические маршруты по карелии, уклея, финно угорские языки, финны, финская интервенция, финская оккупация, хариус, чудь, шунгит карелия, щука, язь, ёйги

Показать все теги

Популярное