ИЗ НАБЛЮДЕНИЙ НАД ЯЗЫКОМ КАРЕЛЬСКИХ ПОСЛОВИЦ

Просмотров: 122

В поэтическом творчестве карельского народа видное место занимают пословицы и поговорки, „образцово формирующие весь жизненные социально-исторический опыт трудового народа" (А. М. Горький). По словица — это образное изречение, выражающее общее суждение в конкретной форме путем возведения частного случая в степень широкого обобщения. Зародившись в конкретной действительности из наблюдений над жизнью, пословицы содержат в себе какой-то вывод и мораль благодаря чему они и применяются для характеристики множества других подобных фактов и явлений жизни. Переносный смысл пословиц значительно расширяет сферу их применения.

Пословицы, не развертывая изображения явлений жизни, в пределы* сжатой форме отображают общепризнанный, выдержавший испытани жизнь хамства’ и т. д.
Из рассмотренных пословиц, имеющих в своей основе антитез) простые предложения — компоненты сложных предложений — сжаты д предела, состоят только из подлежащего и сказуемого (Ота ohkahta vieras lohkahtah). Примеры этого рода довольно широко распространен: среди карельских пословиц, но среди простых предложений нераспр* страненные почти не встречаются. В частности, нет таких примеров где сказуемое было бы выражено глаголом. Имеется несколько после виц, выраженных простым нераспространенным предложением с состав ным сказуемым (глагол-связка пропущена, налицо только именная часть) Elamatoin — tiediimcLtoin (пен.) 'Непожитое — неведомое’; Alim mane — vicLrimmcLne (тнг.) 'Побежденный — виновный (доел.: боле: нижний — более виновный)’; Hairahus — ew viHrys (пен.) 'Ошибка — н вина’; Hyll&tty— ew hullattu (мгрз.) 'Покинутый — не параличом разби тый’; Ruattu — ew muattu (пен.) 'Поработано — не поспано’; Gazietta-ew azietta (пен.) 'Газета — новости со всего света (доел.: газета — н без дела)’ и т. д.
Сжатость пословиц достигается также лексико-семантическими сре ствами. В качестве подлежащего и особенно дополнения в пословично. предложении часто выступают субстантивированные имена прилагатель ные, причастия, имена числительные, т. е. слова, совмещающие в себ указание на предмет и одновременно на его качество, свойство или кг личественные отношения. Субстантивизация имени прилагательного других частей речи дает возможность не называть само существители ное и тем самым сокращает, „сжимает" предложение.
Примеры с субстантивированными прилагательным! Hyvale miero hinnan azuw (мгрз.) 'Хорошему мир цену установит Valmis ewle ainos kawhis (мгрз.) 'Готовое не всегда красиво’; Ту wit vttl'iemmtl fywriHw (пен.) 'Тихоня (доел.: тихий) скорее саданет’; Aigwh mydhazeTVa ei heit't’iede (пен.) 'Ранний позднему не поддается’; Kyi Тапе nal'gahizen piiivie ei arvua (пен.) 'Сытый голодного не раз меет’; Iafietitomah kiizin et тйпе (тнг.) 'К «молчаливому не приц< пишься’.
Примеры с субстантивированным местоимение» Omasta ew ubitkua (пен.) 'От своего нет убытка’; Ота on jogoh zella soma (пен.) 'Свой у каждого красив’.
Примеры с субстантивированным причастием. OsSetti kdzie varajaw (пен.) 'Покупное (доел.: купленное) рук боится [быстр тратится]’; НйсГйw(Туп on howkka (тлм.) 'Попавший в беду безумея JcLl’ki jianehen vetdy (ухт.) 'След отставшего приведет’; AStuja isti jah ei vaihtuate (тнг.) 'Идущий с сидящим не поменяется’.

Примеры с субстантивированными числительным! Ykei suaw — уНеТсёа syow (смб.) 'Один добывает — девятеро (доел девять) едят’; Yksi ruadaw, Jcaksi kabbow (пен.) 'Один работает-двое (доел.: два) смотрят’ и т. д.
Употребление субстантивированных прилагательных, числительных других частей речи в роли подлежащего и дополнения делает эти пре< ложения краткими. В таких случаях отпадает необходимость в опред
лении существительного прилагательным, которое „загромождало" бы предложение и замедляло бы темп высказывания. С другой стороны, и это самое главное, отсутствие определения (при субстантивированных прилагательных — отсутствие определяемого) придает пословице обобщающий смысл.
Известно, что всякое определение ограничивает понятие известными рамками и тем самым сужает сферу применения этого понятия. Отсутствие в пословичном предложении конкретного определяемого при субстантивированном имени прилагательном, а также причастии, местоимении, числительном делает пословицу более объемной. Наглядно в этом можно убедиться на примере Tyhjal et tykide (смб.) 'Пустым не заткнешь’. Здесь не названо, что tyhjy 'пусто’, 'пустой’ может быть и рука (tyhjy kdzi), 'пустым’ может быть и кошелек (tyhjy киккаго), в переносном смысле 'пустой’ может быть и голова (tyhjy pialakka), словом — все, что вмещает в себя или содержит в себе что-либо. Поэтому целенаправленный подбор лексических средств служит одним из главных способов сжатия пословичных изречений, делающих их лаконичными по форме и объемными по содержанию, охватывающими большое количество жизненных явлений и фактов.

Предикативные отношения в пословицах выражаются сказуемым. Но в связи с тем, что в пословицах говорится о постоянно действующих связях и закономерностях, сказуемое выражается глаголом только настоящего времени (в значении настоящего-постоянного или вневременного): Peldo perehen Syottaw (тлм.) 'Поле семью кормит’; Туб teki-jdnsd fteuvou (ювл.) 'Работа мастеру подскажет’; Ruado miestcL ег гТко (пен.) 'Работа человека не портит’; Huolova laisalda kiasta his-kow (пен.) 'Радивый у нерадивого из рук вырывает’.
В случаях, когда сказуемое выражается не глаголом в настоящем времени, а другими частями речи (прилагательным, существительным, инфинитивом), глагол-связка olla 'есть’ (или pidcLw 'надо’ при инфинитивах), как правило, опускается: Muamon vitta [on] villane (пси.) 'Мамин прут мягкий (доел.: шерстяной)’; Kaunit velgu [on] maksajen (смб.) Долг платежом красен’; Veri vetta [on] sagiembi (пен.) 'Кровь гуще воды [о родстве]’; Uni [on] uupuneen toveri (ухт.) 'Сон — друг утомившегося’; Paha taba — [on] terveh hada (смб.) 'Дурной характер — безболезненная хворь (доел.: здоровая болезнь)’; Kerda luw koiralla [pid'cLiv luwva (пен.) 'Собаке кость бросается один раз [дочь замуж выдается один раз]’; Ezmaine dielo langettuw \pidcLw\ nosta (смб.) 'Упадешь — первым делом встань’; Itkijen [piddw\ теппй, nagrajen [pidaw\ el'id (miehele mennes) (или.) 'С плачем выходить, радуясь — жить [о замужестве]’.
Глагол-связка с именной частью сказуемого в пословицах употребляется только в тех случаях, когда логическое ударение падает на сказуемое: Tyhjastd on paha nyhata (вкн.) 'Из ничего трудно (доел.: есть плохо) выдернуть’; Ота on coma jogahizes (срв.) 'Свой красив (доел.: есть красив) у каждого’; TervehyS ilmalda on рага§ (тлм.) 'Здоровье на свете самое дорогое (доел.: есть самое лучшее)’; Uskalmo on tyhjy (смб.) 'Обещание пусто (доел.: есть пустое)’; Paha on bortuija vago-vdnke (пен.) 'Плохо с сильным бороться (доел.: есть плохо)’; Myohdistd on kuoltuo katuo (ухт.) 'После смерти поздно каяться (доел.: есть поздно)’.

Подлежащее и сказуемое в пословичном предложении, как правило, согласуются в числе. Однако когда подлежащее выражено существительным во множественном числе, называющим парные предметы
(части тела) или отвлеченные понятия, иногда имеет место нарушение согласования в грамматическом числе, например: Vellal on puwhizet jallat (смб.) 'У долга (доел.: есть) деревянные ноги’; Ei lopu hum-mat kuulumaSta (ухт.) 'Чудеса не переводятся (доел.: не кончаются)’; lhmine vanhenoo, vaivat пгюгепоо (сст.) 'Человек стареет, недуги молодеют (доел.: молодеет)’.
Нарушение согласования в грамматическом числе иногда наблюдается и в обыденной речи, когда какое-либо множество воспринимается как нечто целое, например: Tulou sield halonieihhuajat vast ah (АКФ, колл. 26, № 52) 'Идут навстречу дровосеки (доел.: идет навстречу дровосеки)’; Pennut Held vihajau (АКФ, колл. 19, № 20) 'Щенята там пищат (доел.: пищит)’ и т. д. Обратное явление: подлежащее — существительное с собирательным значением — стоит в единственном, а сказуемое — во множественном числе: Rahvas tultih kattomah tuas (АКФ, колл. 19, №23) 'Народ пришел (доел.: пришли) смотреть снова’; Sotavaki tuli jovenrannalla ta kysytah (АКФ, колл. 19, № 12). 'Войско пришло на берег и спрашивают’ и т. д.
Для выражения основного содержания действия в пословичном простом предложении из второстепенных членов чаще всего употребляется дополнение, которое выражает объект действия непосредственно или косвенно.1 Прямое дополнение может быть выражено как в форме I аккузатива (схожего с формой генитива), так и в форме партитива.
а. Прямое дополнение в форме I аккузатива: Sualis miehen kiihyt-tdy (ухт.) 'Добыча возбудит человека’; Kyben kyZcin virittdw (пен.) 'Искра деревню зажжет’; Humala prawvan sanow (пен.) 'Хмель правду выложит’; Spora da tora druwiban zavod'itah (крш.) 'Со спора и драки и дружба начинается (доел.: спор и драка дружбу начинают)’.
б. Прямое дополнение в форме партитива: Ahneh Sytyttdy riitua (ухт.) 'Жадный ссору разжигает’; Kazi kattd pezozu (пен.) 'Рука руку моет’; Vehndne ei suwda lyotd (тлм.) 'Пшеничный (хлеб) оскомину не набьет (доел.: рта не натрудит)’; Aiga ni ketZa ei vuota (пен.) 'Время никого не ждет’; Kenen о±а micZa sua66ow (пен.) 'Не всем во всем везет (доел.: чье счастье что любит)’.
В пословицах широко представлены также косвенные дополнения, показывающие различные отношения к действию. Они могут быть выражены существительными в различных падежах; в адессиве: ViesfiZZci podvodua ei pie (пен.) 'Для вестей подвода не требуется’; в элативе: Prowbus pid ei тепе (смб.) 'За попытку головой не расплачиваются’; Kulda revusta tunduw (пен.) 'Золото от грязи отличается’; в илла-тиве: Vuasah kaikki mdnow (пен.) 'В окрошку все годится’; в транс-лативе: Lapsi muamokSi luadiw (пен.) 'Ребенок научит быть матерью (доел.: матерью сделает)’.
Другие второстепенные члены в простых пословичных предложениях, как указывалось выше, встречаются реже, чем дополнение, так как они не всегда обязательны для выражения основного содержания действия. Однако там, где определение или обстоятельство употреблены, они несут на себе большую смысловую нагрузку, уточняя высказываемую мысль. Например: Yhteh hiiteh puhutah (смб.) 'На один уголь дуют’
1 Интересно отметить, что в опубликованном сборнике „Карельские пословицы, поговорки и загадки", содержащем около 1100 изречений, менее 300 пословиц выражены простыми предложениями, из них более двух третей (230) распространены только одним второстепенным членом, в том числе половина предложений (114) имеет дополнение, одна треть (78) — обстоятельство и одна шестая (38) — определение.
(т. е. заодно); KaiJekii hyvyzii ei kierdah (мгрз.) ’Все хорошее не сразу’; Leccimatoin kibu janduw (пен.) 'Невылеченная болезнь о себе напоминает’; Laihan, kurren idni ei loitos kuulu (кмн.) 'Крик тощего журавля недалеко слышится’.
Без определения эти предложения, за исключением последнего, не имеют законченного смысла. В последнем предложении определение laiha 'тощий’ при слове kurgi 'журавль’ имеет переносное значение, и все сочетание в целом обозначает „беззащитное существо".
Знаменательно, что в пословицах исключительно редко встречается характерный для произведений народного творчества постоянный эпитет, играющий, как известно, „украшающую" роль, например: valgie valda 'вольная воля (доел.: белая воля)’; lagie peldo 'чисто (доел.: ровное) поле’; musta broni 'черный ворон’; suwri miero 'большой мир’ и т. д. Когда этот эпитет выступает в пословице или близком к ней фразеологическом обороте, то он теряет функцию „украшения" и принимает на себя роль, функцию конкретного определения, например: Vuota, kuni musta broni harmawduw (пси.) 'Жди, пока черный ворон будет серым’; Ота valda lapsen rikkow (пен.) 'Самовольство (доел.: своя воля) ребенка испортит’.
Несмотря на то что обстоятельство в предложении выполняет множество функций, оно характеризует действие или признак в отношении его качества или интенсивности, указывает на способ совершения действия, время, место, причину, цель, условие, с которым связано действие или появление признака и т. п., оно в простых пословичных предложениях встречается относительно редко (см. примечание-сноску на стр. 60). Вот несколько примеров: Kazi issunnalla ottaw (пен.) 'Кошка умеет ждать (доел.: сиденьем берет)’; Oppien seppid tulou (ухт.) 'Кузнецами становятся учась’; Koisea i seindt autetah (ухт.) 'Дома и стены помогают’; Linnasia on kaikki hinnassa (пси.) 'В городе все за денежки (доел.: в цене)’.
Среди пословичных предложений, сжатых по конструкции, встречаются немногочисленные примеры с однородными членами предложения.
а) С подлежащими: Toivotus da muanitus oil ah rinnakkeh (пен.) 'Посул да обман рядышком’; JPcidci da vaccu velgah ei vuoteta (пчн.) 'Печь да желудот не могут долго ждать’.
б) Со сказуемыми: Viina piastaw г issuttaw (пси.) 'Вино освобождает и сажает’; Yhelld suwlla itet dai nagrat (пен.) 'Одним ртом плачешь и смеешься’.
в) С дополнениями: Kielastandal da varrastandal et eld (смб.) 'Обманом да воровством не проживешь’; Lapsie da kaiiloida et muanita (пси.) 'Детей да кошек не проведешь’; Surmalla da sula-hazella vdgeh ei mdne (пси.) 'К смерти да к жениху не напросишься (доел.: силой не пойдешь’.).
г) С однородными обстоятельствами: Udala n'dgow ie&tii i taguoda (пен.) 'Ловкий видит спереди и сзади’.
Характерно, что примеров с однородными определениями среди простых пословичных предложений из указанного сборника не встретилось. Это еще раз говорит о второстепенном значении определения и доказывает, что пословица стремится избежать всего лишнего, что загромождает высказанную в ней мысль.

Из приведенных выше примеров видно, что пословица с особой тщательностью отбирает слова, а среди однородных членов предложения избегает синонимов. Во всех выше приведенных случаях наблюдается сочетание более или менее отдаленных понятий, контрастных сравнений.
построенных на антитезе или схожих между собою по какой-либо функции или особенности, например: pd£6i 'печка’ и va66u 'желудок’— оба регулярно „требуют питания"; lapset 'дети’ и kazit 'кошки’ — те и другие очень отзывчивы и чутко реагируют на обиду или ласку; toivotui 'посул’ и muahitus 'обман’ связаны единым понятием выполнения или нарушения какого-либо обязательства и т. п. Большую роль при этом играет также художественное оформление пословицы (рифма, ритм, аллитерация и др.), однако рассмотрение этого вопроса не входит в задачу данной статьи.
Несколько замечаний о порядке слов. Карельский язык обладает богатой системой словоизменения, поэтому порядок слов в предложении не является строго определенным, как это имеет место в ряде индоевропейских языков. В карельском языке, как и в большинстве других прибалтийско-финских языков, допускается свобода расположения членов предложения. Многообразие и богатство системы окончаний в некоторых прибалтийско-финских языках, в частности в финском, допускает, как утверждает Л. Хакулинен, даже некоторую монотонность в интонации предложения.1 Поэтому порядок слов в предложении здесь служит одним из внутренних средств более точного выражения мысли, а следовательно, и определенным стилистическим приемом.
При спокойном повествовании нормальным для карельского языка является следующее расположение членов предложения: подлежащее — сказуемое — объект (при обязательной препозиции определения; обстоятельство также больше тяготеет к препозиции), например: Hawukku otti valgien капап 'Ястреб унес белую курицу; Нйпеп tuattah 60mah vestaw uwttu kirvesvartu 'Его отец красиво строгает новое топорище’.
Однако в пословицах такой (условно назовем „прямой") порядок слов встречается исключительно редко. Из нескольких тысяч пословиц нам удалось выделить лишь два-три примера с „прямым" псдеядком слов: Ahneh sgtgttdg riitua (ухт.) 'Жадный затевает ссору’; Juonda veddw йеПйПй tuonnan (пен.) 'Пьянка утащит то, что спина притащит (доел.: спиной приносимое)’.

Для подчеркивания того или иного смыслового оттенка в сжатом пословичном предложении порядку слов принадлежит одно из ведущих мест. Путем перемещения сказуемого с постпозиционного положения по отношению к подлежащему в препозиционное, путем перестановки его в начало предложения достигается то, что на действие будет обращено особое внимание, совершение такого действия будет акцентировано: Tulon pia pitdUdki (ухт.) 'Будет конец и длинному’; Tuntou tuul'i taivahan tuumat (ухт.) 'Знает ветер неба думы’; Onhan &е •Локка norpallagi (тнг.) 'Имеется же нос и у нерпы’; Ewlo omah suzuh &yXgija£ta (пен.) 'Нет таких, кто стал бы себя охаивать (доел.: не бывает плюющих себе в рот)’; КагтЫх velgu maksajen (смб.) 'Красив долг платежом’.
Если действие акцентируется порядком слов, то даже такой широко распространенный художественный прием, как аллитерация, отступает на второй план. Между аллитеративно звучащими словами здесь появляется слово без аллитерации: Tuhtnu dorogan tundow (мгрз.) 'Провинившийся дорогу знает’; Huomenel'l'ine ide huolen pid'iiw (пен.) Завтрашнее о себе само позаботится’.

В случаях, когда речь идет об известном действии и его хотят дополнить новым сообщением, дополнение с конца предложения перемещается в самое начало: OhvotAikkua Sid ei pie (пен.) 'Охотника погода не держит’; Pyytdjya ei pyytdmdttomdh vaiheta (вкн.) 'Ловца на неловца не поменяют’; Kirvesa eld hivo yhlidld'd pdin (пен.) 'Топор не точи с одной стороны (лезвия)’; Nuorie piddw opastua (пен.) 'Молодых надо учить’.
В отрицательных пословичных предложениях при акцентировании негативного суждения отрицание ei (*не’) отрывается от смыслового глагола и ставится в начало предложения, а глагол в самый конец его: Ei yksi pidskyni kesyd luai (ухт.) 'Одна ласточка лето не делает’; Ei ruado miesld riko (пен.) 'Труд человека не портит’; Ei lapSi rovusta кало (пен.) 'Ребенка по роду отличишь (доел.: ребенок из рода не потеряется, т. е. сохранит повадки рода)’.
В других случаях отрицание ei стоит обычно непосредственно перед глаголом: Ei ole hukan syomid rislikanzua (пен.) 'He бывает, чтобы волк съел человека (доел.: волком съеденного человека)’; Valehuksella ed'dh et aja(пен.) 'На обмане далеко не уедешь’; Tulijan piddd et Ifiija (пен.) 'Нежданного гостя не знаешь’; Juwretta i kargie heind ei kaiva (пен.) 'Без корня и горькая трава не растет’.
Таким образом, порядок слов в пословицах, как одно из внутренних средств более точного выражения мысли, играет очень важную роль. В пословицах находит отражение один из основных законов поэтического искусства, сформулированный Л. Н. Толстым: „единственно нужное размещение единственно нужных слов".1 2 3 4

Выводы
1. Для выражения членов предложения в карельских пословицах употребляются основные общераспространенные средства языка с некоторым ограничением, обусловленным специфическими особенностями жанра, В силу обобщающего характера пословиц подлежащее в них, например, не может быть выражено личным местоимением.
2. Множество пословиц передается эллиптическими предложениями, что объясняется стремлением к сжатию изречения. Сжатие пословичного предложения может происходить путем отбрасывания всего лишнего (даже главных членов, если они выясняются из контекста) или путем отбора лексико-семантических средств языка. Поэтому в пословицах особенно широко употребляются субстантивированные прилагательные, причастия и числительные, которые в данном контексте мыслятся предметно.
3. В синтаксическом строе пословичного предложения широко представлены конструкции обобщенно-личных предложений, в которых сказуемое выражено глаголом 2-го лица единственного числа в изъявительном и повелительном наклонении, а также глаголом 3-го лица единственного числа настоящего времени (в значении настоящего-постоянного) в изъявительном наклонении.
4. Среди максимально сжатых пословичных простых предложений наиболее типичными являются простые двусоставные предложения, распространенные чаще всего одним или двумя второстепенными членами,
в первую очередь — дополнением. Самостоятельных простых нераспространенных предложений в карельских пословицах почти не встречается.
5. Порядок слов, как один из внутренних средств более точного выражения мысли, в пословичных предложениях играет исключительно большую роль. Прямой порядок слов в карельском предложении: подлежащее, сказуемое, объект (при обязательной препозиции определения) в пословицах встречается в единичных случаях. Целенаправленный выбор порядка слов в карельских пословицах возможен благодаря исключительно богатому многообразию и полноте системы словоизменения.

Г. И. МАКАРОВ



Список сокращений
АКФ — Архив Карельского филиала АН СССР
вкн. — Вокнаволок, район Калевалы Карельской АССР
или. — Ильинское, Олонецкий район Карельской АССР
кмн. — Каменное Озеро, район Калевалы Карельской АССР
крш. — Крошнозеро, Пряжинский район Карельской АССР
мгрз. — Мегрозеро, Олонецкий район Карельской АССР
мсв. — Мосеевское, Весьегонский район Калининской области
плд. — Пелдоха, Пряжинский район Карельской АССР
пси. — Пасынок, Спировский район Калининской области
пчн. — Печная Сельга, Олонецкий район Карельской АССР
смб. — Самбатукса, Олонецкий район Карельской АССР
сст. — Суйстамо, Суоярвский район Карельской АССР
срв. — Суоярви, Суоярвский район Карельской АССР
тлм. —Толмачи, Лихославльский район Калининской области
тнг. —Тунгуда, Беломорский район Карельской АССР
ухт. — Ухта, район Калевалы Карельской АССР
ювл. — Ювялакша, район Калевалы Карельской АССР

ТРУДЫ КАРЕЛЬСКОГО ФИЛИАЛА АКАДЕМИИ НАУК ССС: Вып. XXXIX Прибалтийско-финское языкознание 1963

Карелия СССР

  • Обратная связь
  •  

Советская Карелия

kalarokka, lyhytpajo, АКССР, Авель Енукидзе, Александровский завод, Архип Перттунен, Беломорск, Беломорско-Балтийский канал, Березин Николай Ильич, Валаам, Великая губа, Видлица, Водла, Водлозеро, Вокнаволок, Вохтозеро, Гельсингфорс, Дмитрий Бубрих, Заонежье, Иван Фёдорович Правдин, Известия Архангельского Общества изучения Русского Севера, Ипатов Василий Макарович, Ирина Андреевна Федосова, К-ФССР, КАССР, КФССР, Калевала, Калевальский район, КарЦИК, Карелгранит, Карело-Финская ССР, Карельская АССР, Карельская Трудовая Коммуна, Карельские народные сказки, Карельский фронт, Каронегсоюз, Кемь, Кереть, Кестеньга, Кижи, Киндасово, Кирьяжский погост, Колхозойн Пуолэх, Кондопога, Кончезеро, Кончезерский завод, Корельский уезд, Кюлолакшский погост, Ладожское озеро, Лесков Николай, Лопские погосты, Лососинка, Лоухский район, Маннергейм, Мариинский канал, Марциальные воды, Маршруты по Карелии, Мегрега, Медвежьегорск, Михаил Калинин, Нюхча, Обонежье, Озеро Укшезеро, Олонец, Олонецкая губерния, Олонецкие губернские ведомости, Олонецкий край, Олонецкий уезд, Онего, Онежское озеро, Пертозеро, Петр I, Петр Алексеевич Борисов, Петр Мефодиевич Зайков, Петровский завод, Петроглифы Карелии, Петрозаводск, Петрозаводский уезд, Повенец, Повенецкий уезд, Подужемье, Приладожье, Пряжа, Пряжинский район, Пудож, Пудожский район, Пудожский уезд, Рокаччу, Сердоболь, Спасская губа, Тойво Антикайнен, Топозеро, Унелма Семеновна Конкка, Ухта, Ухтинская республика, Федор Глинка, Шуньга, Шуньгский район, Шюцкор, Эдвард Гюллинг, Элиас Лённрот, Юшкозеро, Ялмари Виртанен, белофинны, бычок-подкаменщик, валун карелия, варлаам керетский, вепсы, геология карелии, гражданская война в карелии, густера, елец, ерш, знаменитые люди карелии, изучение карельского языка, интервенция в карелии, кантеле, карелиды, карелия карелы, карело-финский эпос, карелы, карельская еда, карельская изба, карельская карта, карельская кухня рецепты, карельская национальная кухня, карельская письменность, карельская свадьба, карельская частушка, карельские грамоты, карельские диалекты, карельские загадки, карельские заклинания, карельские обряды, карельские пословицы, карельские предания, карельские причитания, карельские руны, карельские сказки, карельские суеверия, карельские традиции, карельские частушки, карельский крест, карельский фольклор, карельский язык, карельское поморье, кареляки, кемский уезд, коллективизация 1930, колюшка, корела, корюшка, лещ, ливвики, лопари, лосось, луда, людики, монастыри карелии, мурманская железная дорога, налим, наука карелия, одежда карел, озера Карелии, окунь, олонецкие заводы, олонецкий район, палия, плакальщица, плотва, поморы, причеть, раскулачивание 30 годов, река Суна, река Шуя, рекрутская песня, рунопевец, рунопевцы, русский фарфор, рыба в карелии, ряпушка, саамы, сиг, словарь карельского языка, староверы и старообрядцы, старокарельское блюдо, судак, сямозеро, туристические маршруты по карелии, уклея, финно угорские языки, финны, финская интервенция, финская оккупация, хариус, чудь, шунгит карелия, щука, язь, ёйги

Показать все теги

Популярное