О ФОЛЬКЛОРЕ СОВЕТСКОЙ КАРЕЛИИ

Просмотров: 98

Карелия с давних пор славится устным народным творчеством. Здесь сохранился ценнейшие былинный эпос, созданный несколько столетий тому назад, в годы напряжённой борьбы русского народа за свою национальную независимость, Карелия выдвинула много замечательных воплениц, своеобразных народных поэтесс, наделённых даром импровизации. В Карелин, как это показали последние фольклорные записи, широко известен сказочный прозаический эпос. Этому краю известны и ice другие виды народного творчества — песни, частушки, пословицы и поговорки.


Народные певцы Карело-Финской ССР бережно хранят классическое наследие и на основе его создают новые произведения о советской действительности, „Героическое дело, — говорил А. М. Горький, — требует и героического слова". Героичность составляет главную черту советского фольклора и во многом определяет его тематику и жанровое своеобразие. В Карелии, где былинный эпос, как об этом свидетельствовали П. Н. Рыбников п А. Ф. Гвльфердинг, был знаком почти каждому крестьянину, мы наблюдаем сознательную ориентацию сказителей нашего времени на былинное творчество, тяготение к жанрам 'эпического фольклора. Основная тема русского былинного эпоса — тема защиты Родины от иноземных захватчиков — оказалась исключительно близкой советскому фольклору и творческим замыслам совреыен-:;Н£ДХ певцов, превратившихся в своеобразвых поэтов-иыпровиза-торов. Сказители Карелии на основе поэтического наследия прошлого и, в первую очередь, на основе старинного былинного эпоса создали былинные поэмы о гражданской войне и героях советского народа. Показателен в этом отношении знаменитый род Рябивнных. Трофим Григорьевич и Иван Трофимович
Рябвнины пели о бесстрашном Илье Муромце я славном Добрый» Никитиче, защищавших Киев-град от коварного Калина-царя. Их правнук, Петр Иванович Рябинин-Андреев, стал складывать былины о героях гражданской войны, о богатырских заставах под Царицыным. В своих новых былинах современный сказитель широко использовал традиционные средства художественного изображения, основную сюжетную схему эпических песен о былинных богатырях. Но на первом плане в его былинах —.героика н события гражданской войны. В былине о Ленине и о Сталине рассказывается о героической борьбе за Царицын, вдохновителем и организатором которой был товарищ Сталин. Основной мотив этой былины выражен в словах:
А куда од едал на добром коне
Да со тем ли городам да с прнгородками,
А заиим народ, да как трава растёт

В былине о Чапаеве, созданной под влиянием одноименной кинокартины, П. И. Рябинин-Андреев изображает советского богатыря, ■отдавшего жизнь за народное счастье. Чапаев наделён богатырской силой, мужеством и отвагой: за свою преданность Родине он пользуется большой любовью и уважением народа. По-своему интересна былина о Тойво Антикайнене. Эта былина основана на „местном" материале: в ней изображается героический поход отряда Антикайнена на Кимас-озеро. Кроме жизнеописания героя, былина имеет краеведческое обрамление; военные события в ней изображаются на фоне карельской природы. Одновременно с П.И.Рябининым-Андреевым новые эпические произведенияоталн складывать и другие сказители Заонежья и Пудожья, ранее приобщённые к былинному сказительству. Восьмидесятилетний ск&Зи-гельФ. А. Конашков, сохранивший в своей памяти около 26 старых былин, сложил былину про Сталина н Ворошилова, про Ивана— советского богатыря, сказитель Саыылин создал былину о папа-1инцах. Горшков — о Красной Армии.
Былины о гражданской войне П.И. Рябинина-Андреева и других Пудожских и заонежских сказителей слишком перегружены прямыми заимствованиями из былин — .старин*. Местами они запоминают исправленные копии старых былин. Противоречие между новым содержанием и архаической формой является основным недостатком современного былинного эпоса. Но этот недостаток нельзя считать преднамеренной стилизацией. Сам метод нового былинного творчества в какой-то степени является закономерным процессом для Заонежья к Пудожья. Поэтическое сознание сказителей, воспитавшихся на определённой традиции, настолько сроднилось с былинным повествованием, с былинной стилистикой а композицией, что и при оформлении новых эпических сюжетов и

/ *ем сказители Заонежья и Пудожья продолжают мыслить и оперись ровать образами и приёмами, закрепленными предшествующим творог ческим опытом. К тому же далеко не все образы я художественные * обобщения старинного эпоса утратили эмоционально-эстетическую ’ силу воздействия: некоторые из них под влиянием самой героической действительности пришлись ко времени, стали выражать г • понятия и впечатления, близкие героической современности. Эпи-,v> че'ские картины, рисующие богатырей, выезжающих на ратные подвиги, их встречу с несметной силой врага, оказались пригод-Щ еыми для изображения событий гражданской войны. Эти карти. Ж ны, уточнённые в деталях, вошли в новые былины не в качестве Ж интересных фабульных эпизодов, они вошли вполне органично, как части цельного оборонного сюжета. Старые поэтические формы,* Обогащённые новым содержанием, стали постепенно переоформляться в новый поэтический жанр — сказ советского времени. Через былинные образы и через ассоциацию с ними наиболее талантли вые певцы перешли к реалистическому повествованию, к образам самой героической современности.
Народ дождался не воображаемых, а реальных героев. Эти герои — Ленин и Сталин и их соратники. Народные сказители воссоздающие образы вождей советского народа, облик нашей эпохи во всей её жизненной конкретности, выполняют одну из величайших задач социалистического искусства. Трудно,-понятно, предугадать дальнейшее развитие фольклорного эпоса. Несо-. ыиенно, что это искусство будет героическими монументальным. Былины сказителей Заонежья и Пудожья следует понимать только как первый опыт былинно-эпических песен о гражданской войне возникших на местной, северо-русской фольклорной традиции Не претендуя на художественное совершенство, они в условиях Пудожья н Заонежья, где совсем недавно сам воздух был пропитан былинным эпосом, сыграли свою роль и поэтому должны занять своё место в общем потоке народного творчества.
Тематика советского фольклора обширна. Советский фольклор— образное выражение великой любви народа к Родине, делу Ленина—Сталина. Особое значение в современном фольклоре приобрели плачи или причитания. На основе традиционных причитаний вопленицы-мастерицы Карелии создали своеобразные плачи-сказы о смерти вождей и героев советского народа. Народные поэтессы оплакали смерть В. И. Ленина, С, М. К ирова и А. М Горького. Особенно м ного плачей и сказов было поевя-щено В. И. Ленину. В XV годовщину со дня смерти Владимира
Ж
Ильича эти плачи-сказы были опубликованы в сборнике „Пда-.щ ча и сказы о Ленине" (Каргоеиздат), Карельские вопленицы на специфическом языке народной поэзии рассказали о великом ■: человеке, жизнь н борьба которого неразрывно связаны с интеое-

Рябинины пели о бесотрашном Илье Муромце и славном Добрый» Никитиче, защищавших Киев-град от коварного Калина-царя. Их правнук, Петр Иванович Рябннин-Андреев, стад складывать былины о героях гражданской войны, о богатырских заставах под Царицыным. В своих новых былинах современный сказитель широко использовал традиционные средства художественного изображения, основную сюжетную схему эпических песен о былинных богатырях. Но на первом плане в его былинах — героика и события гражданской войны. В былине о Ленине и о Сталине рассказывается о героической борьбе за Царицын, вдохновителем и организатором которой был товарищ Сталин. Основной мотив зтой былины выражен в словах:
А. куда, он ехал на добром коде
Да по тем ли городам да с при городками,
Л за ник народ, да как трава раотёт
В былине о Чапаеве, созданной под влиянием одноименной кинокартины, П. И. Рябннин-Андреев изображает советского богатыри, отдавшего жизнь га народное счастье. Чапаев наделён богатырской онлой, мужеством и отвагой: за свою преданность Родине он пользуется большой любовью и уважением народа. По-своему интересна былина о Тойво Антикайнене. Эта былина основана на „местном" материале: в ней изображается героический поход отряда Антик ай не на на Кимас-озеро. Кроме жизнеописания героя, былина имеет краеведческое обрамление; военные события в ней изображаются на фоне карельской природы. Одновременно с П. И.Рябиннным-Андреевым новые эпические произведения стали складывать и другие сказители Заоаежья и Пудожья, ранее приобщённые к былинному сказнтельству. ВосьмадесятнлетниЙ скази-гельФ. А. Конашвов, сохранивший в своей памяти около 26 старых былин, сложил былнну про Сталина и Ворошилова, про Ивана— советского богатыря, сказитель Самылин создал былину о папа-инцах. Горшков — о Красной Армии.

Былины о гражданской войне П. И. Рябинина-Андреева и других Ъудожских и заонежских сказителей слишком перегружены, прямыми заимствованиями из былин — .старин*. Местами они яапоминают исправленные копии старых былин. Противоречие между новым содержанием и архаической формой является основным недостатком современного былинного эпоса. Но этот недостаток нельзя считать преднамеренной стилизацией. Сам метод нового былинного творчества в какой-то степени является закономерным процессом для Заонежья и Пудожья. Поэтическое сознание сказителей, воспитавшихся на определённой традиции, настолько врод ни л ось с былинным повествованием, с былинной стилистикой а композицией, что и при оформлении новых эпических сюжетов и тем сказители Заонежья и Пудожья продолжают мыслить и оперировать образами и приёмами, закрепленными предшествующим творческим опытом. К тому же далеко не все образы и художественные обобщения старинного эпоса утратили эмоционально-эстетическую силу воздействия: некоторые из ник под влиянием самой героической действительности пришлись ко времени, стали выражать понятия и впечатления, близкие героической современности. Эпические картины, рисующие богатырей, выезжающих на ратные подвиги, их встречу с несметной силой врага, оказались пригодными для изображения событий гражданской войны. Эти карти. ны, уточнённые в деталях, вошли в новые былины не в качестве интересных фабульных эпизодов, они вошли вполне органично, как части цельного оборонного сюжета. Старые поэтические формы,' обогащённые новым содержанием, стали постепенно переоформляться в новый поэтический жанр — сказ советского времени. Через былинные образы и через ассоциацию сними наиболее талантли вые певцы перешли к реалистическому повествованию, к образам самой героической современности.
Народ дождался не воображаемых, а реальных героев. Эти герои — Ленин и Сталин и их соратники. Народные сказители воссоздающие образы вождей советского народа, облик нашей эпохи во всей её жизненной конкретности, выполняют одну из величайших задач социалистического искусства. Трудно, понятно, предугадать дальнейшее развитие фольклорного эпоса. Несомненно, что это искусство будет героическими монументальным, Былины сказителей Заонежья и Пудожья следует понимать только как первый опыт былинно-эпических песен о гражданской войне возникших на местной, северо-русской фольклорной традиции Не претендуя на художественное совершенство, они в условиях Пудожья и Заонежья, где совсем недавно сам воздух был пропитан былинным эпосом, сыграли свою роль и поэтому должны занять своё место в общем потоке народного творчества.
Тематика советского фольклора обширна. Советский фольклор— образное выражение великой любви народа к Родине, делу Ленина—Сталина. Особое значение в современном фольклоре приобрели плачи или причитания. На основе традиционных причитаний вопленицы-мастерицы Карелии создали своеобразные плачи-сказы о смерти вождей и героев советского народа. Народные поэтессы оплакали смерть В. И. Ленина, С. И. К ирова и А. М ; Горького. Особенно много плачей и сказов было посвящено В. И. Ленину. В XV годовщину со дня смерти Владимира Ильича эти плачи-сказы были опубликованы в сборнике „Плачи и сказы о Ленине" (Каргосиздат). Карельские вопленицы на специфическом языке народной поэзии рассказали о великом человеке, жизнь и борьба которого неразрывно связаны с интере*

старого и нового народного искусства состоит одна из отличительных сторон советского фольклора, по-новому переосмысляющего традиционные сюжеты и образы.
Просматривая сборник „Северные сказки* Ончукова, В. И. Ленин товорил В. Д. Бонч-Бруевичу: „Какой интересный материал. Ведь на этом материале можно было бы написать прекрасное исследование о чаяниях и ожиданиях народных... Вот на что нам нужно было бы обратить внимание нащих историков литературы. Это подлинное народное творчество, такое нужное и важное для изучения народной психологии в наши'дни*.
Слова В. И. Ленина о значении народного творчества следует напомнить сейчас, в дни окончательной победы над фашистской Германией. Советский народ, мужественно сражавшийся за свою честь и независимость, в самые напряжённые годы борьбы о немецкими захватчиками слагал поэтическую летопись, создавал сказы, былины, легенды и предания, которые можно сопоставить ■с русскими героическими былинами. В поэтическую летопись об •Отечественной войне вошли страницы, посвящённые тяжелым дням 1941 г., когда советскую землю полонил лютый враг. Нападение немецких захватчиков на нашу Родину в народных сказах сравнивается е „тёмной тучей", которая несёт с собой „кровавые дожди". Для захватчиков народная поэзия не находят других слов, как „лютый зверь" н „подколодный змей".
Не война ли на море спуотилвся,
Туча 1ёиная да накатилася,
Напал на на о немец—лютый зверь.
Немец лютый зверь да подколодный змей.
В этом сказе С. В. Якушевой (ГГудож) с присущей фольклору иронией говорится о хвастливом Гитлере, собиравшемся в Москве „чайку попить".
Говорил тут Гитлер да всё прихвастывал,
А прихвастывал да приговаривал,
Одним днём приду да я в Москву зайду,
А в Москву зайду да я чайку попью,
В Ленинград зайду да пообедаю,
На престол я сяду царёк-батюшкой,
Управлять Россией буду матушкой.
Народная поэзия не скрывает, что война с немецкими захватчиками потребовала от советского народа колоссальных сил и напряжения, что она стоила много горя и слёз. Матеря и жены сложили незабываемые причети, своеобразные похоронные плачи„ полные великой любви и уважения к погибшим смертью храбрых, к павшим на поле брани. В них тоска о погибших, материнские слёзы и материнские обращения к Красной Армии с просьбой отомстить фашистам за кровь и обиду. Пудожанка Е. Л. Ку-
10
t-г
и
*унова, получив извещение о смерти сына-воана, ведв&ое чув-&тво материнской любви вылила в следующих словах:
Км проводила своих соколов На войну кровопролитную,
На защя ту-то Отечества,
И родной своей Роосиюшки.
Родни матери слёзно плакали,
Горючи слёзы в землю падали,
По лицу они катялисЯ'
В одно место ообяралися —
Речкой быстрой оказалися.
Одна речка слезениет&я,
Друга речка кровянистая.
По лугам они катилися,
По полям да расотилалиея,
Л я, бедная горющица,
Будто вешняя кукушнца,
Закукую одинёшенько -■
В тёмном лесе да деревьице,
В чистом поле на острочине,
Как *а наши слёзы горькие,
За потерянных родных сынков Отомстит врагу проклятому,
Наша славна Красна Армия.
Много горя принесли народу фашистские захватчики в период временной оккупации некоторых районов Карелии. Осенью 11944 года участники фольклорной экспедиции записали в Заонежьв Цовыше ста пятидесяти плачей о тяжёлой жизни в фашистском рулену. Почти в каждом Заонежском плаче говорится о неводе: 1хватчики переселяли крестьян в самые глухие места, куда „ни йтиченька не залетает, нн лютый зверь не забегает*; народ был робречён на нужду и голод, „сенокосньц луга* и „хлебородны^ 'доля* зарастали бурьяном. После освобождения родных мест Мирное население возвратилось к разрушенным „хороминам* и |^ишущенным „полосушкам*. Перенеся все тяжести и невзгоды ^фашистского плена, ваонежские колхозницы ответили на победу §:Красной Армии трудовым подъёмом, восстановлением разрушен* ного захватчиками колхозного хозяйства. Сказительница Герасимова от лнца всех женщин своей деревни принесла Красной Армии благодарность за освобождение из-под фашистского ига:
Уж вы слушайте, спорядовые соседушки;
[Г Отнесём поклон во матушку
Во Москву да во широкую,
Мы всем бойцам своим удалым,
[ Как за ихнюю великую забот ушку,
Т- Что не забыли они нас да не покннулк...
Народная поэзия, созданная в суровые годы Отечественной Войны, лишена горестного отчаяния, она проникнута верой п Окончательную победу над озверелым врагом. Народные плачи —
П
иоазяя материнской печали и благородной борьбы. Воплениц Конашкова А. Т. в плаче о сыне призывает к справедливому возмездию:
Я бы села на доб[& коня,
Поскакала бы в Германию.
Я бы Гитлеру проклятому Я с живого б кожу выдрал»,
Изо лба глаза бы вырвала Я засынушка роже ого.
Подобно древнему Войну, советские сказители и певцы в годы Великой Отечественной войны воодушевляли воинов иа ратные подвиги и чествовали память погибших в борьбе. Сказительница А. М. Пашкова в своём сказе заявила от лица всех народ ных певцов:
Мы за Родину пойдём ва дело ратное,
На тое ли побоище на смертное,
Уж мы будем защищать свою свободушку,
Будем биться, не щадя своей головушки.
А вперёд пойдут наши предвестники —
Наши смелые советские разведчики.
Мы, сказителн-былияники советские,
Не сторонкой будем мы посматривать,
Мы вперёд пойдём ва саму голову Со полквми да батальонами.
Полки пойдут с пушками да пулемётами,
Л сказители о песнями и прибаутками.
Наши сказы да былины-побывальщивы Будут бить врага, злодея-не принте ля,
Крепче пули, сабли, штыка острого.
Размахннсь-ка ты,Змощ рука старая,
Возвратись ты мне, удаль прежняя,
Я пойду на полюшко на ратяое,
Тому Гитлеру, фащисту-нецриятелю,
Отрублю серпом эмеияу ему голову.
Вырву правый глаз да со коскцою,
А его злое сердце сатанинское,
Разобью в песок советским молотом.

На наших глазах возникла народная поэзия о героической борьбе советского народас фашистскими захватчиками.*!. К. Рябн-нин из д. Журавицы (ПудожЬе) сложил былину о богатырях Отечественной войны. В самом начале этой былины изображается вероломное нападение немецких полчищ на Советский Союз. По призыву товарища Сталина встают на защиту Родины славные советские богатыри. Подобно тому, как Илья Муромец и Добрыня Никитич отправились на богатырские заставы, советские богатыри едут на фронт Отечественной войны уничтожать фашистское идолищепоганое. В былинно-сказочных образах М. К. Рябинин изображает бесславный конец фашистских разбойников. В заключительной картине рисуется борьба и победа красных соколов, олицетворяющих правду, над чёрными воронами — носителями кюивды. В этой эпивеской картине еще раз раскрывается героика советских богаты ; ^ей, справедливый характер Отечественной войны советского на-'■ +£ода с фашистской нечистью.
у Одна о и л а называлась черны» вороной,
' Друга сила называлась красным соколом;
Черны вороны дрались да только кривдою,
Красны соколы боролись только правдою.
Завяэалася тут схватка не на жизнь— на смерть,
Не на смерть—на жизнь за землю пролетарскую.
Тут съезжалися советские богатыри,
Раз горал ноя сердца ид богатырские,
Развернули плечи-то могучие,
Размахнули они руки свои сильные. я.1/ Как направо размахнутся — летят головы,
А налево размахнутся — трупы валятся.
Тут ведь кривда перед правдой не могла стоять, Повернулася-ко кривда и пошла навспять,
От ударов силы правды повераулася,
Кривда в собственной крови да захлебну.тяня,
-I’: А кто в живых остался, те ва бег пошли,
- АЙ, на бег пошли да ведь без огляди.

В настоящем сборнике мы помещаем новую былину М. К. Равнинна о герое-партизане Григорьеве. Источником для создания этой былины послужили биографические факты и реальные события, связанные с деятельностью партизанского отряда в Карелии. Сказитель познакомился в газете .Ленинское знамя* (от 20/Ш Ю43 года) с очерком Ф. А. Трофимова об Иване Григорьеве и под его влиянием сложил свою былину. Григорьев Иван Антонович—-командир партизанской бригады, пользовался всеобщей любовью И уважением среди партизан. Народные мстители вступают в борьбу с врагом, выполняют ряд специальных заданий; Иван Григорьев днчным примером вдохновляет партизан на борьбу. Карельский ".партизан, подобно Илье Муромцу, палицей помахивает и приговаривает:
Вот уж 8Т0-Т0 ружьё по плечу пришло,
Ай, под силушку бандит дя вместо палицы,
Крепкий есть, поганый-то, на жилочках,
Тянется, поганый, да не рвётся вам.

И это не единственный случай, когда современный сказитель, if изображая героическую борьбу советского народа с немецкими I захватчиками, использует язык и приёмы былинного повествова-■ засаде не сидите, Партизан вам не видать, Партизан хозяин леса,
Вам его ве поймать.

Не храните финны моста, Всё равно его взорвём, Телефонии не оставим, Провода все оборвём.

Немцы-финны из здоады
Нас хотели перебить,
Вдоль по линия железной Рельсы мы пошли громить.

Фрицы ходят, фрицы ждут, Партизаны рельсы рвут, Слышен взрыв и лес гудит, Рельса в лоб врагу летит.

Хутор был — его не стало, Партизаны подожгли, Перепуганные фрицы На болоте смерть нашли.[/center]
Частушки, как и песня, в большинстве своём создавались фронтовиками, хорошо владеющими ритмическим строем традиционной частушки. Из отдельных частушек-импровизаций создавались целые циклы, тематически связанные между собой. В результате явились своеобразные частушечные стихотворения, печатавшиеся во фронтовых газетах. В журнале „Сквозняк", например, печатались следующие частушки начинающего поэта И. Булгакова:
... Распорядок дня у нас Точный соблюдается,'
Для „гостей" даём как раз Всё, что полагается.
Дружной стаею орлят В небе лётчики парят,
Для гостей дают подъём Сокрушительным огнём.

Дружным залпом батарей Фрицев смыть спешим скорей И по правилу затем Чистим сталью зубы всей.
Вот и яавтракать пора — Угощают снайпера,
Дав свинцовый им горох,
Чем же завтрак ещё плох?
Час придёт,— обеды им Преподносит наш максим".
А потом „гостям" у нас Обеспечен „мёртвый час11, Кто не хочет отдыхать,
Тем концерт готовы дать...


Среди фронтовиков нашлись и своеобразные фольклористы собиратели, которые записывали в походные тетради в дневники Образцы фронтового фольклора. Так капитан М. ИляхинскиЙ ча-саы создавал пословицы н поговорки, частично записывал тв^'ЯТО слышал. В результате в его тетрадь вошёл почти весь репертуар пословиц и поговорок Карельского фронта.
>и ознакомлении с бытованием современной народной поэзии внимание обращает одна своеобразная черта нового фоль*
Ррра, нарушающая обычные представления о фольклоре, как об трой народной словесности, а именно то, что устное бытова-рве не является определяющим признаком произведений, создав-щщ народными цевцами Карелии. Новые былины Рябининых, ска-ЗЦ Пашковой и Конашковой, сказки Коргуева и Конашкова стали достоянием печати и через печать — достоянием читателей, но фрр не стали фольклором в традиционном смысле этого олова, «оскольку не закрепили за собой живую традицию устного бытования. Плачи о В. И. Ленине также совпадают с традиционной рррчётью своими приемами художественного изображения, а по существу они представляют собой сказы, рассчитанные не столько *1 устную традицию (прнголашивание), сколько на популяризацию через печать. И создавались они путем сложной работы над материалом и предварительного обдумывания композиционной схемы. Обычно вопленицы знакомились с биографией Владимира Ильича, чаще по живому рассказу собирателей-фольклорнстов, после чего они приступали к собственному повествованию, ис-цодьауя понятные для них образы традиционного плача н его ’художественную форму.
/ О В советском фольклоре Карелин следует различать фольклор ПО бытованию и творчество отдельных сказителей и певцов, /Часто представленное в виде собственноручных сказительскнх /Записей. Ярким примером современного фольклора как устного Творчества, закреплённого живым бытованием, являются плачи Хунани в неволе и плачи о сыновьях, погибших на поле брани, Чтаечееные определённой традицией в области изобразительных $Т*ДСтв. Но и в этих плачах происходят любопытные жанровые Изменения, свидетельствующие о становления сказа на основе поэтики традиционной причети. Этот процесс можно наблюдать * в тех плачах пудожских воплениц (Пашковой, Якушевой), которые получены нами в собственноручной записи сказительниц, а также в некоторых заонежских плачах с неволе» представляющих собой развёрнутое повествование о пережатом в оккупации. Такой повествовательный плач, вернее сказ для поэма, берёт свое начало в искусстве знаменитой Ирины Федосовой. Именно Ирина Федосова, вопленица из Кузаранды, в совершенстве разработала этот синтетический жанр, объединяющий в одно целое разные жанровые каноны. Многочисленные записи плачей, произведенные нами за последнее время, свидетельствуют» что сказ-причеть развивается по пути сближения лирического плача с эпическим повествованием, основанным на реальных фактах.

Многие былины, сказы и сказки, созданные сказителями Карелии, завоевали свои гражданские права в литературе, не утратив при этом своеобразий поэтического стиля. И наоборот: песни» созданные поэтами, передаются из уст в уста, часто даже отрываются от автора и, таким образом, становятся своеобразным фольклором, хотя в них нет ничего специфически фольклорного. Несомненно и то, что творчество народных сказителей в его лучших образцах должно стать достоянием читателей и через книгу сохраниться для потомства. Тем более важна и значительна та народная поэзия, которая возникла в годы Отечественной войны и стала частью народных обрядов и обычаев военного времени.
В раздел „Фольклор Отечественной войны" вошли былины и сказы сказителей Карелии, фронтовые песни и частушки, созданные в годы борьбы советского народа с немецкими захватчиками. С первого дня Великой Отечественной войны слагалась поэтическая летопись о доблестной Красной Армии и успехах советского оружия; в этой народной поэме выражена твердая уверенность, что нраг будет разбит н над советской землей взойдёт солнце сталинской победы. В день окончания Отечественной войны сказитель М. К. Рябинин сложил былину, в которой закончил своё былинное повеотвоврние картиной, изображающей всенародный праздник Победы.

Красно солнышко над миром поднимается,
Ясный месяц из-за тучи снова выглянул,
И не гром то разразился среди бела дня,
И не тучи ударялися во облако,
То приветствовал народ да своего вождя.


Слава великому Сталину, организатору и вдохновителю побед Советского народа, составляет центральный мотив народной поэзии. И. В. Сталину посвящены лучшие былины, сказания и песни. В былинах и сказах Карелии товарищ Сталин сближается с богатырямн былинного героического эпоса; в этом былинном колорите состоит своеобразие современного фольклора Карелии, развивающегося на местной классической традиция.

В. БАЗАНОВ


Фольклор Советской Карелии / Подгот. А. Белованова, А. Разумова. Ред. А. Астахова, В. Базанов. Петрозаводск,1947. стр5-18

Карелия СССР

  • Обратная связь
  •  

Советская Карелия

kalarokka, lyhytpajo, АКССР, Авель Енукидзе, Александровский завод, Архип Перттунен, Беломорск, Беломорско-Балтийский канал, Березин Николай Ильич, Валаам, Великая губа, Видлица, Водла, Водлозеро, Вокнаволок, Вохтозеро, Гельсингфорс, Дмитрий Бубрих, Заонежье, Иван Фёдорович Правдин, Известия Архангельского Общества изучения Русского Севера, Ипатов Василий Макарович, Ирина Андреевна Федосова, К-ФССР, КАССР, КФССР, Калевала, Калевальский район, КарЦИК, Карелгранит, Карело-Финская ССР, Карельская АССР, Карельская Трудовая Коммуна, Карельские народные сказки, Карельский фронт, Каронегсоюз, Кемь, Кереть, Кестеньга, Кижи, Киндасово, Кирьяжский погост, Колхозойн Пуолэх, Кондопога, Кончезеро, Кончезерский завод, Корельский уезд, Кюлолакшский погост, Ладожское озеро, Лесков Николай, Лопские погосты, Лососинка, Лоухский район, Маннергейм, Мариинский канал, Марциальные воды, Маршруты по Карелии, Мегрега, Медвежьегорск, Михаил Калинин, Нюхча, Обонежье, Озеро Укшезеро, Олонец, Олонецкая губерния, Олонецкие губернские ведомости, Олонецкий край, Олонецкий уезд, Онего, Онежское озеро, Пертозеро, Петр I, Петр Алексеевич Борисов, Петр Мефодиевич Зайков, Петровский завод, Петроглифы Карелии, Петрозаводск, Петрозаводский уезд, Повенец, Повенецкий уезд, Подужемье, Приладожье, Пряжа, Пряжинский район, Пудож, Пудожский район, Пудожский уезд, Рокаччу, Сердоболь, Спасская губа, Тойво Антикайнен, Топозеро, Унелма Семеновна Конкка, Ухта, Ухтинская республика, Федор Глинка, Шуньга, Шуньгский район, Шюцкор, Эдвард Гюллинг, Элиас Лённрот, Юшкозеро, Ялмари Виртанен, белофинны, бычок-подкаменщик, валун карелия, варлаам керетский, вепсы, геология карелии, гражданская война в карелии, густера, елец, ерш, знаменитые люди карелии, изучение карельского языка, интервенция в карелии, кантеле, карелиды, карелия карелы, карело-финский эпос, карелы, карельская еда, карельская изба, карельская карта, карельская кухня рецепты, карельская национальная кухня, карельская письменность, карельская свадьба, карельская частушка, карельские грамоты, карельские диалекты, карельские загадки, карельские заклинания, карельские обряды, карельские пословицы, карельские предания, карельские причитания, карельские руны, карельские сказки, карельские суеверия, карельские традиции, карельские частушки, карельский крест, карельский фольклор, карельский язык, карельское поморье, кареляки, кемский уезд, коллективизация 1930, колюшка, корела, корюшка, лещ, ливвики, лопари, лосось, луда, людики, монастыри карелии, мурманская железная дорога, налим, наука карелия, одежда карел, озера Карелии, окунь, олонецкие заводы, олонецкий район, палия, плакальщица, плотва, поморы, причеть, раскулачивание 30 годов, река Суна, река Шуя, рекрутская песня, рунопевец, рунопевцы, русский фарфор, рыба в карелии, ряпушка, саамы, сиг, словарь карельского языка, староверы и старообрядцы, старокарельское блюдо, судак, сямозеро, туристические маршруты по карелии, уклея, финно угорские языки, финны, финская интервенция, финская оккупация, хариус, чудь, шунгит карелия, щука, язь, ёйги

Показать все теги

Популярное